Эфиопия Какие Вч Принимали Участие В Боевых Действиях И Какой Период

УКАЗ Президиума Верховного Совета СССР об изменении ст. ст. 1 и 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время» Изменить ст. ст. 1 и 2 Указа

Война Эфиопии и Эритреи Эфиопо-эритрейская война 1998–2000 годов стала последней классической войной XX века. Это было полномасштабное столкновение двух государств относительно равных, если не по территориальным и экономическим, то, по крайней мере, по военным

СССР не мог оставить без внимания происходящее на Африканском континенте, хотя и оказался в весьма щекотливом положении. В сентябре 1977 года в Москву приезжал сомалийский лидер и просил Союз не вмешиваться в войну, а, наоборот, увеличить поставки военной техники и боеприпасов. Но советское правительство на это не согласилось, и, видимо, «обидевшийся» сомалийский лидер поехал просить помощи у США и их сторонников — руководителей Египта, Пакистана, Ирана, Саудовской Аравии. Сомали начинают покидать советские и кубинские военные специалисты, а Куба так вообще разорвала с Сомали дипломатические отношения. С этого момента СССР переориентировался в своей политике на Эфиопию, рассматривая ее как жертву агрессии. По воздуху и морю туда направлялись военные грузы и специалисты.

ПРИКАЗ с объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР об изменении статей Указа от 26 июня 1941 г «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время» № 220, 20 июля 1942 г.Объявляю Указ Президиума

Приказ с объявлением указа Президиума Верховного Совета СССР об изменении статей указа от 26 июня 1941 г. «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время» № 220, 20 июля 1942 г.1. Объявляю Указ

Верховное итальянское командование, недовольное осторожными действиями де Боно, потребовало ускоренных темпов наступления. Командующий де Боно подчинился требованию Рима и решился сделать следующий ход, заняв район города Макалле (Макале). 1-й и Эритрейский (бывший колониальный) корпуса, наступая в зоне Эритрейского хребта и взаимодействуя с фланговым отрядом генерала Мариотти, заняли 8-11 ноября 1935 года район Макелле. Уступом справа осторожно наступал 2-й корпус, который столкнулся с противодействием местных партизан. После этого успеха, итальянская армия, значительно выдвинувшись своим левым крылом к югу, снова приостановилась. Итальянский фронт был вытянут вперёд в направлении одной дороги, которая связывала Макалле и Адиграт, и взаимодействие отдельных групп было затруднено из-за гористой местности. Опять наступил длительный перерыв в боевых действиях. Итальянцы подтягивали тылы, произвели перегруппировку сил и усилили Северный фронт прибывшими пехотными дивизиями. На Южном фронте в это время сражение ограничивалось схватками в приграничной полосе.

Расстояние в 1200 км, разделявшее два фронта, затрудняло взаимодействие итальянских войск, поэтому был создан вспомогательный Центральный фронт. Итальянские войска из района Ассаба должны были развить наступление на Дессье. Таким образом, небольшая группа итальянских войск на центральном направлении обеспечивала фланги основных фронтов. В итоге, замысел Эфиопской кампании состоял в концентрическом наступлении на северном, южном и частично центральном операционных направлениях. Основной удар наносили на севере, из Эритреи в направлении на столицу Абиссинии.

Абиссинская армия в начале войны была разделена по трем основным операционным направлениям. На Северном фронте располагалась группа армий численностью 150-200 тыс. человек под началом расов Мулугета, Сейюма, Кама, Имру, Айелу. Войска должны были прикрыть основные коммуникации, ведущие с севера к эфиопской столице. Таким образом, на севере абиссинцы серьёзно уступали 250 тыс. ударной группировке противника, как в числе, так и в вооружении. На Южном фронте располагались войска расов Деста и Насибу — 100-150 тыс. воинов. Против них было около 110 тыс. итальянцев. На центральном направлении имелось всего около 10 тыс. воинов, против 17 тыс. итальянских солдат. В резерве у негуса была 10 тыс. гвардия, а также различные ополчения, численностью до 100 тыс. человек.

Абиссинское военно-политическое руководство, заканчивая сосредоточение войск, ждало подвоза купленных за границей вооружений и боеприпасов (через Судан и британское и французское Сомали). Также абиссинцы надеялись продержать до сезона дождей, когда дороги станут непроходимыми, а горные реки на многих участках станут труднопреодолимыми. Кроме того, Аддис-Абеба рассчитывала, что затягивание боевых действий приведёт к ухудшению международного положения Италии и отказу от агрессии. 7 октября 1935 г. Лига Наций признала Италию агрессором. 11 ноября 1935 г. Совет Лиги Наций принял решение ввести экономические санкции против Италии: были запрещены поставки оружия, отдельных видов стратегического сырья. Лига Наций призвала ограничить импорт итальянских товаров и воздержаться от предоставления Риму кредитов и займов. Однако ряд ведущих стран мира и Европы отказались установить ограничения на торгово-экономические отношения с Италией — среди них США, Германия, Австрия и Венгрия. Эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов в Италию не ввели. Таким образом, надежды Эфиопии на мировое сообщество оказались эфемерными.

3 октября 1935 года, без объявления войны, итальянская армия вторглась из Эритреи и Сомали в Эфиопию. Одновременно итальянская авиация начала бомбардировку города Адуа. Три итальянских корпуса (1-й, колониальный и 2-й) под началом де Бона, которые в Эритрее развернулись на узком участке в 10 км, форсировали пограничную реку Мареб и начали осторожно продвигаться вглубь Эфиопии на Аксум и Адуа, от одного горного рубежа к другому. При этом итальянцы широко использовали артиллерию, авиацию и бронетехнику. Итальянское командование осторожничало, и чтобы обеспечить себя от обхода и окружения, глубоко эшелонировало войска. Таким образом, в начале кампании итальянцы действовали осторожно, старались подавить противника технической мощью, организовать тыл и подготовить коммуникации.

Как говорится ни прибавить, ни убавить. В похожей ситуации оказываются практически все россияне, которых в свое время МО СССР направляло выполнять интернациональный долг в Эфиопию Вьетнам, Корею, Лаос, Мозамбик, Камбоджу и другие страны третьего мира, а МО РФ направляет сейчас в «горячие точки». Люди, волей политических обстоятельств, кстати от них не зависящих, принимавшие и принимающие непосредственное участие в войне, официально ее участниками не являются и им приходится отстаивать свои конституционные права и законные интересы в судах.
Получается, что Минобороны СССР и его приемник Минобороны РФ постоянно находятся в состоянии «войны», с собственным народом. И это при том, что статус документа «Свидетельство участника боевых действий» сведен практически к нулю и имеет для его обладателя только моральное значение. Обладатель же удостоверения «Ветеран труда» в материально-льготном отношении имеет больше преимуществ.
Комментарии излишне.

Многие представительства иностранных государств, в условиях заграницы, придерживаются пусть не приличий, но каких-то не писаных правил, в соответствии с которыми, родственники (как правило женщины) аккредитованных сотрудников загранаппарата, не должны брать на себя функции обслуживающего персонала. Во-первых, в условиях Африки это не приемлемо, потому что африканцы сами считают, что их удел занимать вторые роли после европейской расы. С другой стороны, сейчас для нас такие понятия как безработица, биржа туда, проблемы трудоустройства становятся актуальными, а в 80-е годы мы этого не осознавали. И прежде всего главенствующую роль в этом играло то, что советский человек за границей не может унижать себя черновой работой, однако идет на это зачастую исключительно из желания перехватить лишнюю быру (национальная валюта Эфиопии) и потратить эти деньги на свои личные нужды.
Это касалось не только нашей прекрасной половины.
В октябре 1984 года советник командира 21 дивизии полковник Иванов Иван Иванович перенес обширный инфаркт. Врач категорически настаивал на его немедленной отправке в Союз, так как в условиях жаркого африканского климата не гарантировал, что болезнь не обострится. Иванову же оставалось 8 месяцев до окончания загранкомандировки и он добровольно написал рапорт дать ему возможность остаться за границей, а в случае летального исхода снимал ответственность со всех своих командиров, руководителей и начальников.
В данном случае исход был благоприятный.
Но, когда супружеская пара специалистов геологоразведочной партии, в целях экономии валютных средств, пошла на подлог и подменила медицинскую карточку супруги. Финал был печальным. У женщины был врожденный порок сердца и ей категорически запрещалось проживание в тропических условиях. Надо сказать, что наше законодательство того времени совершенно не однозначно трактовало закон о бездетности. Если мужчина находился за границей один, и не важно есть у него дети или нет, ему начислялся налог за бездетность. Это и подтолкнуло геологов пойти на фальсификацию документов. В результате через два месяца их нахождения за границей мы вынуждены были отправить домой груз “200” с телом несчастной женщины.
Отдельные советские специалисты, в целях экономии, использовали местные природные ресурсы. Так, морские ракушки очень ценились у сотрудников службы гуманитарной помощи, и при бартерном обмене можно было запастись продуктами, тем самым сэкономить местную валюту. Небольшой контейнер морских экзотических ракушек приравнивался по стоимости к 2-х комнатной квартире в центре Ленинграда. И наши военные специалисты использовали эту возможность на все 100%.
Конечно это были единичные случаи, но они доставляли массу хлопот командованию и руководству советской колонии, а мне приходилось иногда разбираться и в контрразведывательном плане.

Информация была серьезна. К этому времени мы уже имели горький опыт потерь авиатехники от диверсионных актов. К маю 1984 г. мы так «достали» американскую разведку, что, прибегнув к помощи «зеленых беретов» из Саудовской Аравии они совершили диверсионную акцию против наших противолодочников. В этот раз они решили действовать наверняка направив группу коммандос с РПГ-1 прямо на летное поле аэродрома Асмара.
В ночь с 24 на 25 мая 1984 г., как бы там не было, практически с 20 метров диверсанты из гранотометов расстреляли и сожгли 2 наших самолета Ил-38 77 ОПЛАП, перекрашеные под «аэрофлот». В пепел за 20 минут превратились и 2 вертолета Ми-8. Еще один Ми-8 и Ан-12 получили повреждения.
Из воспоминаний бывшего заместителя начальника отдела боевой подготовки ВВС ТОФ полковника В. С. Лащевского, тогда капитана, командира вертолетного звена:
« … В 22.00 по местному времени дежурный по авиагруппе ВВС ТОФ со словами «Достало здесь все!» сделал попытку принять горизонтальное положение на койке в казарме, в которой проживали экипажи авиагруппы ВВС ТОФ. Не успела голова коснуться подушки, как створки окна казармы резко распахнулись от взрывной волны, а вслед за этим раздался грохот. Взрывалось что-то в районе стоянки дежурного звена самолетов МиГ-27 эфиопских ВВС и их склада первого боекомплекта. Все, кто находились в помещении, бросились на пол, расхватав личное оружие и на всякий случай отодвинувшись от окон. Командир авиационной комендатуры подполковник А. С. Ключник крикнул переводчику И. Бетарову, чтобы тот немедленно связался по телефону с эфиопским командиром авиационной базы для уяснения обстановки и принятия мер по охране и обороне стоянки авиагруппы…
Переводчик, ни под каким предлогом не хотел вставать с пола и идти к телефону, тогда мне пришлось стать с автоматом у окна, делая вид, что занял оборону. Только после этого удалось связаться с эфиопским командованием. Большой ясности общение не внесло, но и так было понятно, что аэродром подвергся огневому набегу сепаратистов.
Слышалась хаотичная стрельба и отдельные взрывы, которые постепенно приближались к стоянкам советских самолетов и вертолетов.
Обычно, на аэродроме постоянно базировались 2 Ил-38 77 ОПЛАП, 2 Ми-8 710 ОКПЛВП и 1 Ан-12 593 ОТАП ВВС ТОФ. Но в этот вечер наших летательных аппаратов было больше. Кроме обычного комплекта авиатехники еще 2 вертолета Ми-8 стояли на стоянке наших Илов, готовясь к отправке в Союз. Они ждали перегонки по воздуху в Массауа и погрузки на советский транспорт в частично разобранном виде.
Вскоре взрывы раздались на стоянке Илов. В темноте было видно, как по нашим летательным аппаратам запускались гранаты из РПГ. Они проникали внутрь самолетов и вертолетов и те на мгновение, как бы вспухали от внутренних взрывов, а наружу вылетали стекла кабин и иллюминаторы.
Покончив с Ил-38 и Ми-8 на дальней стоянке, сепаратисты перенесли огонь на ближнюю стоянку, где стоял Ми-8 и Ан-12. Еще один Ми-8 располагался поодаль в стороне рулежной дорожки в гражданский сектор. По этим стоянкам обстрел из РПГ велся менее интенсивно, и летательные аппараты пострадали меньше (по крайней мере, так показалось ночью). Возможно, у сепаратистов были указания не стрелять в советские самолеты, или их отогнал наш ответный огонь — это не известно, но они ушли. Еще не прекратилась стрельба, когда наши летчики, взяв в автопарке находившемся рядом с казармой машины, отбуксировали два уцелевших вертолета в гражданский сектор аэропорта и поставили их рядом с самолетом «Боинг-727» компании «Алиталия».
Остаток ночи для наших ребят прошел в тревожном ожидании нового нападения в отрытых щелях с оружием в руках. К счастью, новых атак не последовало.
С восходом стали считать потери.
Картина предстала весьма плачевная: на дальней стоянке виднелись бесформенные кучи того, что еще недавно было двумя самолетами Ил-38 и двумя вертолетами Ми-8. На ближней стоянке сиротливо стоял Ан-12 — этому повезло, граната из РПГ попала в лопасть винта, и кумулятивной струей и осколками слегка повредило фюзеляж. При осмотре отбуксированных в гражданский сектор вертолетов, оказалось, что один Ми-8, что стоял в отдалении, не пострадал, а вот второму граната угодила между двигателем и ротором несущего винта, и взрывом изуродовала их. Кроме того, были выбиты стекла и иллюминаторы, что, в горячке боя, сразу не заметили. Вертолет восстановлению не подлежал. Слава Богу, не было потерь среди личного состава.
Разбитая авиационная техника, вывезенная на трейлере на находящуюся неподалеку свалку авиатехники, еще долго служила нашим вертолетчикам источником запчастей.
Через несколько дней на Асмару прилетела группа наших техников с необходимыми материалами и инструментами и, после минимального ремонта подлатанный Ан-12 своим ходом перелетел в Союз. Потери сепаратистов были намного скромнее — один убитый повстанец, случайно напоровшийся на эфиопскую позицию».
Позже, экипажи обоих Ил-38 77 ОПЛАП на прибывшем транспортнике были отправлены через Аден в Советский Союз. С тех пор самолеты Ил-38 на Асмару больше не базировались. Экипажи вертолетов 710 ОКПЛВП майора Колосовского (старший вертолетной группы), капитанов Лащевского и Беляева продолжали базироваться на аэродроме.
Все это явилось следствием того, что мы не располагали данными о том, что противник планирует акции по уничтожению авиационной техники правительственных войск. В тот период я и не мог этого знать, поскольку не располагал доверительными источниками. Сейчас ситуация была совершенно иная.

Читайте также:  Как Оформляются Алименты При Смене Нового Места Жительтва

На начало ноября 1990 г. на 933 ПМТО в числе прочих находились:
1. Личный состав 933 ПМТО ТОФ, состоящий из СВС (советские военные специалисты — офицеры и мичмана, личный состав);
2. Суда обеспечения: плавдок «ПД 66», водолазное судно «ВМ-413» (ЧФ), пожарный катер «ПЖК-45» (ЧФ), танкер «Шексна» (БФ), «СХ-500»;
3 Плавмастерская «ПМ-129» (ТОФ);
4. Большой десантный корабль «БДК-14» (ТОФ) и боевая десантная группа дивизии морской пехоты ТОФ, в декабре ее сменили «БДК-101» с очередной боевой десантной группой;
5. Морской тральщик МТЩ «Параван» (ТОФ);
6. Малый противолодочный корабль «Комсомолец Молдавии» («МПК-118») (ЧФ), которого сменял торпедный катер проекта 206М «Т-72»;
7. На ПМТО проживал офицерский состав авиаэскадрилии, эвакуированный из г. Асмара. Здесь же проживали и наши военные советники.
Командование советскими силами осуществлял командир ПМТО капитан 1 ранга Пленков Б.Г.
Корабли и суда ВМФ СССР делились на две бригады: 185 — конвойную и 186 — десантную.
К этому времени у командования ВМС Эфиопии и сухопутных сил находившихся на о. Дахлак практически не было нормального контакта с советскими руководителями ПМТО, что вносило определенные трудности в работе с ними. Была даже попытка офицеров эфиопского флота представить командованию сухопутной бригады командование ПМТО как нежелающих оказывать им посильную помощь.

При очередном, ежемесячном докладе, руководство резидентуры выразило мне благодарность за оперативность представленных сведений и сообщило, что представленные мною сведения после соответствующей перепроверки были доложены руководству Политбюро ЦК КПСС.
Но я это уже знал, поскольку анализ материалов средств массовой информации показывал, что за этот месяц Эфиопским правительством были предприняты жесткие меры по стабилизации обстановки в стране. В частности: ранее запланированный визит главы правительства Эфиопии в СССР на празднование 67-ой годовщины ВОСР был отменен, ограниченный контингент кубинских военнослужащих, до этого находившихся на границе с Сомали, полностью блокировал столицу Эфиопии – Адисс-Абебу; произошли изменения в генералитете вооруженных сил Эфиопии. Менгисту арестовал и расстрелял более 600 офицеров. Это в основном коснулось генералов и полковников. Однако в органах государственной безопасности практически все были люди Менгисту — не только из одного племени, но и родственники. Используя отсутствие армейской охраны, должной бдительности, а также используя благодушие повстанцев, они провели аресты в центре (выступление возглавлял начальник Генерального штаба) и в армиях, особенно во 2-й, где недовольство президентом за многолетнюю, изнурительную, никому не нужную войну было особенно сильно. О случившемся служба безопасности дала телеграмму Менгисту. Тот, прервав свою поездку, срочно вернулся домой. Разобравшись в течение суток в обстановке, приказал всех арестованных расстрелять. Было оформлено что-то типа суда по материалам органов безопасности.
Эта трагедия бросила еще большую тень на и без того уже мрачную фигуру президента. В принципе Менгисту представлял собой незаурядную личность. И для своего народа он сделал много хорошего. Однако отсутствие контроля со стороны парламента и объективного самоконтроля (Бог не дал) способствовало росту амбиций. Все явственней становились отрыв от здравого смысла и склонность к порочному принципу: «Знаю только я, и только я прав». Перерождение мышления и психики становилось необратимым. В этих условиях от Менгисту трудно было ожидать каких-либо новых решительных шагов, стабилизирующих внутриполитическую обстановку. Он прибегал только к силе. Звезда его уже закатывалась.
Во 2-й армии фактически было обезглавлено всё — сама армия, все дивизии, бригады, полки и даже некоторые батальоны. У тех, кого только назначили, кто временно исполнял чью-то должность, настроение было скверное. Все в основном склонялись к тому, что бои надо кончать.

Переход выполнялся не в самых лучших гидрометеорологических условиях: сильный встречный ветер, волнение 3-4 балла. Для ПМки — ровным счетом ничего, а для буксируемого «РБ-63» — просто тяжёлые . Не менее сложными условия плавания оказались и для торпедного катера «Т-72» бортовой № 353. Катер на подводных крыльях не мог двигаться быстро, не мог нормально всходить на волну, его постоянно заливало, накрывало волной. Между «ПМ-129», «РБ-63» и «Т-72» была установлена постоянная радиосвязь, были продуманы и оговорены все возможные действия по оказанию помощи, так и шли все вместе, в постоянной готовности к худшему варианту развития событий. «Т-72» шёл рядом, слева, параллельно «ПМ-129», на удалении не более кабельтова.

Так как ПМТО был переподчинен командиру 85 оперативной бригады надводных кораблей капитану 2 ранга В.Н. Бурцеву, то именно он 6 февраля ставил перед командирами кораблей и частей боевую задачу по эвакуации базы. Так в 10 часов он поставил перед командиром «ПМ-129» боевую задачу: «… в течени и 6 часов принять на борт весь личный состав 933 ПМТО, приданных ему сил и выйти на внутренний рейд архипелага, заняв безопасное место якорной стоянки » и пояснил, что все подразделения и корабли имеют соответствующие тому задачи.

В своих донесениях, телеграммах командование ПМТО просило прислать на Дахлак дополнительно суда, чтобы забрать имеющиеся на складах запчасти для ремонта кораблей, ПЛ и судов. Но единственным дополнительным судном направленным на ПМТО была только плавмастерская «ПМ-156» совершавшая межфлотский переход с Балтики на Дальний Восток после ремонта в Польше.

Конечно, был большой риск налететь в темноте на мель. Если бы это служилось, то база оказалась бы закупоренной. Это понимали и сепаратисты, которые стали этот проход пристреливать. День ото дня возрастал риск того, что сепаратисты могли повредить или даже потопить один из наших кораблей или транспортов. Конечно, мы «тревожили» их корректировщиков на островах, но они могли менять свои позиции. Нам же узкий и извилистый фарватер места для маневра оставлял мало.

Но оказалось что это не так. Он оказался слабохарактерным и неустойчивым к стрессам человеком. Майор Сергей Савельев оперуполномоченный ОО КГБ на 933 ПМТО ТОФ вспоминал: «… капитан 1 ранга Вялов А.И. отличался сначала банальным пьянством. Вскоре стало понятно, что он панически боится артиллерийских обстрелов и глушит страх спиртным! После начала обстрела он хватал трубку телефона и звонил командующему Северного флота Эфиопии командеру Филиппосу . Требовал срочно подавить огневые точки сепаратистов, в противном случае угрожал позвонить самому Менгисту Хайле Мариаму ! Для Филиппоса и всех офицеров флота подобный звонок мог закончиться одним — РАССТРЕЛОМ! Офицеры флота стали искать контакты с нашим штабом и сообщали весьма неприятную информацию. Оказывается, наш теперешний командир – вымогатель! Первыми мне об этом сказали капитан Тадесса и майор Дегу , которые обратились к Вялову А.И. за помощью. Им нужны были обычные электрические лампочки, чтобы освещать помещения штаба. Так как магазинов в радиусе сорока пяти километров не было, то обычно, такую помощь эфиопам оказывало ПМТО. Вялов потребовал с них две бутылки виски. Виски можно было купить только в Массауа , куда им путь был закрыт. Пришлось помочь офицерам и принести извинения за действия командира. Вскоре, все эфиопы высказывали нам соболезнования в связи с убытием «хорошего кэптена Бориса»! В конце декабря мне звонит замполит ПМТО и интересуется местонахождением командира. Оказывается, командир три дня не выходил на построение и не отвечает на телефонные звонки. Так как я пользовался в эти дни командирским УАЗиком , то он и подумал, что командир тоже вместе со мной решает вопросы по охране и обороне острова. Подошли вместе к двери командирского коттеджа. На стук в дверь и окно никто не отвечал. Пришлось вскрыть дверь. В нос ударил резкий сильный трупный запах! Мы вбежали в квартиру. В комнате спал пьяный Вялов . Запах исходил от оставленной на веранде коробки с продуктами, которые ему доставили с судна хранения. За четыре дня сырое мясо сгнило, а черви превратили кусок в кипящую зловонную массу. Выброшенной коробке обрадовались только местные дикие кошки. Отмывался после этого зловония пару часов! Разбуженный командир сразу стал требовать джина или водки. Пришлось напомнить ему о службе!»

Забытые ветераны Африки и порванные бумажки

Казалось бы, все верно. Но, по данным Министерства обороны России, под действие этого закона подпадают всего 159 человек. Между тем только по линии 10-го Главного управления ГШ ВС СССР с 1975 года по 1991 год через Анголу «прошли» 10 985 генералов, офицеров, прапорщиков и рядовых.

Некрасов вспоминает: «С португальским языком мне ранее работать не приходилось, и главный военный советник в Анголе генерал Константин Курочкин высказал довольно серьезное неудовольствие по этому поводу во время моего представления ему. Поэтому референт ГВС майор Борис Кононов после некоторых раздумий решил отослать меня куда-нибудь подальше от Луанды. Чтобы набраться опыта и уму-разуму, отправили меня в группу ЗРК «Оса-АК», дислоцированную в районе Шибембы, южнее Лубанго. Однако в Лубанго оказалось, что в группе «Оса-АК» переводчик уже есть, а вот во 2-й «боевой» бригаде ФАПЛА в Кааме, почти на самой границе с оккупированной ЮАР Намибией, у переводчика заканчивался срок пребывания, и его пора заменить. Старший группы СВС в Лубанго полковник Гаркавка сказал: «Поезжай пока в Кааму┘ на природу!»

Да, именно доказать. А это непросто. Ведь официально считалось, что наши соотечественники в боевых действиях в этих странах не участвуют. Причем по сложившейся практике артиллерийские обстрелы, авиабомбардировки, подрывы на минах, участие в противодиверсионных вахтах по охране и обороне наших гражданских судов в расчет не принимались. Не шли «в зачет» даже экипажи сбитых самолетов. Так, например, советский гражданский экипаж военно-транспортного самолета ангольских ВВС Ан-26 в ноябре 1980 года был сбит унитовской ракетой под городом Менонге и совершил вынужденную посадку. Четырех летчиков удалось вызволить из беды, а командир экипажа Камиль Маллоев попал в плен к вооруженным оппозиционерам УНИТА (Национального союза за полное освобождение Анголы).

Вопрос о боевых наградах – это отдельная тема. Например, советника мотопехотной бригады Вадима Сагачко за время командировки в Анголу в конце 80-х годов дважды представляли к награждению орденом Красной Звезды. Но уже в Москве в наградном отделе 10-го Главного управления ГШ ВС СССР никаких следов представлений обнаружить не удалось. А ведь было же офицерское собрание, которое рекомендовало командованию представить офицера к награде за проведение операции «Зебра»! Было и представление командования.

Но и эта цифра абсолютно не отражают масштаба нашего вовлечения в конфликты в этих странах. У берегов Анголы, Эфиопии, Мозамбика несли службу тысячи советских военных моряков, которые привлекались для выполнения таких боевых задач, как охрана и оборона советских торговых и рыболовецких судов, подвергавшихся постоянной диверсионной опасности. Только у берегов Анголы в период с 1975 по 1991 год морскими диверсантами было подорвано более 15 гражданских судов, принадлежащих различным странам и компаниям. Среди них судно ГДР Arendsee, ангольский корабль Luandge, кубинский пароход «Гавана», советские сухогрузы «Капитан Чирков», «Капитан Вислобоков» – доставившие в 1986 году в Анголу около 20 тыс. тонн оружия и боеприпасов для ангольской армии, и партизан СВАПО и АНК. Советские моряки, как военные, так и гражданские, с риском для жизни участвовали и в проведении спасательных работ на этих судах.

Эфиопия: гражданская война, у которой нет конца

Армию Абия выручают правительственные войска Эритреи и отряды амхарских ополченцев. И те, и другие ненавидят тиграев и проявили себя в качестве наиболее жестоких палачей, совершивших немало преступлений против человечности. Они знают, что в случае поражения их, скорее всего, ждёт такая же лютая расправа, которую проявляли они в отношении мирного тиграйского населения. По мнению известных специалистов по Эфиопии Мэтта Брайдена и Рашида Абди, выступивших недавно на страницах журнала Elephant, поражение лауреата Нобелевской премии за мир Абия Ахмеда, которую он получил за прекращение войны с Эритреей в 2019 году, «наступит в течение нескольких дней или недель». Правда, в последние дни обстановка на фронте более-менее стабилизировалась. Эфиопской армии удалось-таки отбить несколько небольших городков, ранее взятых тиграями. Во многом за счёт того, что туда лично отправился премьер-министр Абий, который взял командование в свои руки и сумел поднять боевой дух своих солдат. Как пойдёт дальше, покажет ближайшее будущее.

Читайте также:  Рабочие дни в феврале 2022

Разумеется, начиная карательную операцию против тиграев в конце 2020 года, в Аддис-Абебе рассчитывали по-быстрому разделаться с Народным фронтом освобождения Тиграя с таким расчётом, чтобы он больше никогда не претендовал на управление страной, которой фактически руководил почти 30 лет после свержения марксистского режима Менгисту Хайле Мариама. Однако блиц-крига у Абия не получилось. Он не только не добился своей цели, но и скомпрометировал себя перед США.

К сожалению, экономический рост не привёл к заметному улучшению условий жизни простых жителей Эфиопии. А слишком долгое присутствие у власти представителей одной народности и одной политической силы не могло не стать причиной кумовства, злоупотреблений и роста коррупции.

Как только правительственные войска или боевики вооружённых формирований противоборствующих провинций занимают территорию своих противников, там сразу же начинаются групповые изнасилования, этнические чистки и грабежи, уничтожение деревень и посёлков. Линии разлома сегодня проходят и внутри районов с моноэтническим населением — в зависимости от политической ориентации жителей.

Политический и конституционный кризис в Сомали. Эта страна не только осталась несостоявшимся государством, но, возможно, утратила последние шансы стать таковым, по крайней мере, в ближайшую четверть века. Самое большое, что от этой несчастной страны осталось, это её название. Территория продолжает дробиться на никем не признанные куски типа Сомалиленда, Путленда, Джубаленда. За счёт чего живут сомалийцы? Частично за счёт бандитизма, грабежей, гуманитарной помощи. Были неудачные попытки приспособить для этой цели пиратство. Поначалу вроде бы дело пошло, но после того как побережье Красного моря в Джибути, Эритреи, Судане стали активно осваивать военные моряки из Китая, США, ОАЭ, Франции, России и других стран, этот бизнес стал слишком опасным для наследников корсаров. В начале 2021 года ещё оставались некоторые надежды на то, что сомалийские политики сумеют как-то между собой договориться и провести парламентские выборы. Увы, президент Мухаммед Абдуллахи Мухаммед так с оппозицией и не договорился. Год прошёл впустую. По мнению Омара Махмуда из Международной кризисной группы, такой провал связан с отсутствием доверия между политиками. Отсутствие центральной власти привлекает сюда толпы экстремистов из таких организаций как запрещённые в РФ «Аль-Каида», ИГ, «Братья-мусульмане».

В декабре на аэродром Диредава перебазируются эскадрилья МиГ-17Ф, эскадрилья МиГ-21бис, два разведчика МиГ-21Р, отряд Ми-8 кубинских военно-воздушных сил. Аэродромно-техническое обеспечение осуществляют советские специалисты.

Юго-восточная часть Эфиопии представляет собой участок Эфиопского нагорья, где расположены административные районы Сидамо, Арси, Бале и Харэрге. Восточный борт Великой рифтовой зоны является четкой границей этой территории, а ее южный и восточный края находятся на территории соседних государств Кении и Сомали. Здесь встречаются как глубокие каньоны, так и горные хребты, окаймляющие Великую рифтовую зону.

Факт назначения генерала ВДВ главным военным советником нашел свое отражение в номенклатуре поставок вооружения в Эфиопию. В частности, Эфиопия стала одной из немногих стран, куда поставлялись авиадесантные самоходные установки АСУ-57 и боевые машины десанта БМД .

Русские советники для эфиопов все равно как марсиане. Во-первых, они «фаранджи» (белые), во-вторых, живут почти при коммунизме. Другое дело мы, кубинцы: среди нас много мулатов, есть негры. Кроме того, совсем недавно мы жили в такой же грязи и безнадежности, совсем как эфиопы. Поэтому друг друга легко понимаем.

Между тем, для многих людей, проживающих на территории бывшего СССР, несмотря на прошедшие годы, до сих пор привычно звучат названия Адисс-Абеба и Авасса, Баренту и Гондер, Дебре-Зейт и Джиджига, Диредава и Кемболча, Нокра и Харар, номера войсковых частей 44708 и 90245, позывные узлов связи «Тростник» и «Карат». Эта публикация напомнит о том, как на самом деле разворачивались события в далекой и всеми забытой войне.

Национальные силы обороны Эфиопии — Ethiopian National Defense Force

Во-вторых, эфиопская армия была основана на феодальной системе организации, и в результате почти вся армия была крестьянским ополчением. Российские военные эксперты, консультирующие Менелика II, предложили попытаться добиться полного столкновения с итальянцами, нейтрализовать превосходящую огневую мощь своего противника и потенциально свести на нет их проблемы с оружием, обучением и организацией, а не участвовать в кампании преследования. [14] В завязавшейся битве, волна за волной воины Менелика успешно атаковали итальянцев.

Эфиопия осуществила значительные закупки оружия у России в конце 1999 и начале 2000 года до того, как в мае 2000 года вступило в силу эмбарго Организации Объединенных Наций на поставки оружия. [50] Вполне вероятно, что большая часть этой техники была повреждена в ходе войны с Эритреей. Таким образом, одни только необработанные числа, вероятно, будут завышать емкость ENDF.

В Международный институт стратегических исследований По оценкам «Военного баланса за 2009 год», в состав армии входили 4 региональных военных командования; (Северный (HQ Мекеле. [65] ), Западный, Центральный и Восточный), каждый из которых действует как штаб корпуса, [66] также имеется командование поддержки и стратегический резерв из четырех дивизий и шести специализированных бригад, сосредоточенных в Аддис-Абебе.

Дерг, который изначально состоял из солдат в столице, расширил свой состав, включив в него представителей 40 подразделений Эфиопская армия, Воздушные силы, военно-морской, Кебур Забанья (Имперская гвардия), Территориальная армия и Полиция: каждая часть должна была прислать по три представителя, которые должны были быть рядовыми, унтер-офицерами и младшими офицерами до звания майора. По словам Бахру Зевде, «старшие офицеры были сочтены слишком скомпрометированными из-за тесной связи с режимом». [34]

Модернизация армии происходила при регентстве Тафари Меконнена, который позже правил как император. Хайле Селассие I. Он создал Имперский телохранитель, то Кебур Забанья, в 1917 г. из более раннего Махал Сафари который традиционно посещал эфиопского императора. Его элита обучалась у французов. военная академия в Сен-Сир или бельгийскими военными советниками. Он также создал собственное военное училище в г. Holeta в январе 1935 г. [15]

Война Сомали и Эфиопии в 1977 — 1978гг

8 января 1978, эфиопские ВВС начали массированные воздушные удары F-5As, МиГ-21 по позициям сомалийцев и также по авиабазе в Харгейса. Замыслом, разработанным под руководством генерала армии В.Петрова и утвержденным председателем ВВАС Менгисту Хайле Мариамом, предусматривалось нанесение двух последовательных контрударов с целью разгрома сомалийцев в Огадене — районе севернее Дире-Дауа исевернее Харара (в дальнейшем, в связи с тем, что противнику стало известно о подготовке нашего наступления севернее Дире-Дауа, первый ударнанесли южнее Харара). Одновременно предусматривался переход в наступление и войск Южного фронта. Основной ударной силой воздушных ударов становятся кубинские пилоты на Миг-17Ф и МиГ-21бис. Вскрытие целей для них осуществили самолеты разведчики «МиГ-21Р».

В начале 1978г. в Москве прошла встреча, в которой приняли участие Брежнев и Косыгин от СССР, Рауль Кастро и глава кубинского экспедиционного корпуса в Эфиопии генерал Очоа, а также премьер министр Южного Йемена Али Насер Мохаммед. Был сформирован объединённый генеральный штаб, который лишь формально возглавил Менгисту Хайле Мариам. Фактически командование объединенной группировкой возглавлял кубинский дивизионный генерал Арнальдо Очоа. Арнольдо Очоа закончил военный колледж на Кубе и советскую военную академию им. Фрунзе. Свободно читал и бегло говорил на русском языке, хотя с заметным акцентом. В 1975 году Очоа назначается командующим кубинскими экспедиционными силами в Анголе. В 1977 он командируется в Эфиопию для руководства кубинскими частями в этой стране. Везде генерал проявляет себя блестяще, демонстрируя военный талант и немалое мужество. Такой стиль импонировал советским офицерам и генералам, которые считали его лучшим кубинским военачальником. В штаб группировки вошло 5 эфиопских, 8 кубинских, 5 советских и 2 йеменских генерала. Стратегический уровень планирования был передан советскому генералу армии В. И. Петрову и главе военной миссии СССР в Ливии Григорию Борисову (бывший глава советнического аппарата в Сомали). Вопреки бытующему у нас мнению, реально командовал группировкой кубинский генерал Очоа, поскольку главная ударная сила — 18000 кубинских военнослужащих, 250 танков, 40 пилотов ВВС, была в его руках. Непосредственно кубинскими войсками командовали генералы Лопес Кубас, Леонардо Андольо, Густаво Чуи и Ригоберто Гарсиа. Впервые кубинцы столкнулись с армией Сомали в оборонительных боях под Харэром в начале января.

К началу февраля, положение Сомали и партизан WSLF в Огадене стало критическим: эфиопские ВВС разрушили почти все их тяжелое оружие, а ряд быстрых наступлений разгромил большинство подразделений WSLF. Фактически, партизанам и регулярным отрядам Сомали угрожало быть отрезанным от их баз в западном Сомали. Сказывалась нехватка вооружений. В конце ноября 1977г. сомалийцы обратились к Саудовской Аравии за военной помощью, в частности попросило направить саудовские боевые корабли в порт Бербера. Саудовская Аравия привела свои Вооруженные силы в состояние боевой готовности. В декабре 1977г. — январе 1978г. Сиад Барре посетил Иран, Пакистан и Египет ища политической поддержки и оружия, визиты оказались плодотворными. В январе президент Сомали получил гарантию от Шаха, что Иран поможет им если эфиопская армия нарушит границы Сомали. Он получил обещания помощи из Пакистана в виде поставок китайского оружия, которые начали осуществляться уже в январе. Были заключены контракты с 20 пакистанскими пилотами для обеспечения своих ВВС. От президентов Египта — Саддата и Судана — Нимейри было получено обещание поддержки в случае эфиопского вторжения. Их помощь для сомалийцев была особенно важна, так как Судан и Египет имели вооружения поставляемые ранее из СССР. Анвар Садат попытался организовать в феврале 1978г. воздушный мост из Египта в Сомали через территорию Кении. Но так как сомалийцы претендовали на часть кенийской территории, Кения запретила египетским транспортным самолетам летать через ее территорию. Египтяне попытались игнорировать запрет, все же направив свои самолеты через воздушное пространство Кении. За три дня по маршруту проследовало три самолета, но четвертый 16 февраля был перехвачен и посажен на аэродром истребителями кенийских ВВС. На его борту оказалось 200 ящиков со снарядами весом 20 тонн. На этом мост прекратил функционировать. А всего египтяне поставили сомалийцам оружия на 30 миллионов долларов. В конце января корреспондент агентства Франс Пресс сообщил из Могадишо что Сомали получили партию вооружений, в том числе 30 танков американского производства доставленных через Оман и зенитные установки английского производства доставленные из Пакистана и Саудовской Аравии. Саудовская Аравия также послала помощь сомалийцам,.в начале февраля американская газета «Вашингтон пост» сообщила что в Сомали прибыло около 60 танков «АМХ» французского производства прибывшие из Саудовской Аравии. Из европейских стран только Западная Германия предоставила ссуду режиму Сиада Барре в 12 миллионов долларов, вероятно взамен за его сотрудничество с немецкими спецслужбами в деле освобождения захваченного террористами самолета. В ответ на это Эфиопия выслала немецкого посла. В январе 1978г. Между Сомали и Китаем начались переговоры о поставке партии истребителей F-6, но первые самолеты из этого заказа начали прибывать в Сомали только в 1979г.

Советские летчики транспортной авиации осуществляли снабжение эфиопских частей. С ноября 1977г. по апрель 1978г. советскими экипажами АН-12 был выполнен 2671 рейс и перевезено около 17 тысяч военнослужащих, более 1 тыс. раненых, 14363 тонны грузов, в том числе 4059 тонн боеприпасов. Действовать приходилось в боевой обстановке, причем как на фронте против сомалийской агрессии так и в Эритрее. Капитан Ю.С. Старобинец, пилот 1 класса, 27 лет, командир отряда. В период с декабря 1977 по май 1978 гг. совершил более 300 боевых вылетов в Эфиопии. Благодаря лётному мастерству и грамотным действиям на посадке и взлёте с аэродрома Массауа выполнил сложную боевую задачу под миномётным обстрелом противника, сохранил самолёт и экипаж. За совершённый подвиг награждён орденом Красного Знамени. Как проходило то специальное задание, переброска в Массауа неизвестного — единственного пассажира, рассказал участник рейса Александр Токарев:

Зарулили, открыли грузолюк, повыбрасывали пустые бочки, из-за которых мы сюда припёрлись под обстрелом. Я побежал к расположенному метрах в 60-ти йеменскому вертолёту, чтобы снять информацию об обстановке. Военные вертолётчики из Южного Йемена тоже выполняли там свой интернациональный долг. Спрашиваю на английском, мол, кто стреляет, свои или чужие. А мне в ответ на хорошем русском — они у нас во Фрунзе учились:

Африканский спецназ: как советские военные сражались в Африке

Эта диверсионно-разведывательно-зенитная группа действовала в полосе ответственности Северного фронта. На границе Анголы с Намибией в горном участке местности, где бойцы сделали остановку, внезапно появился самолет. По словам командира группы, он стал барражировать над тем участком местности, где были партизаны. И после очередного его витка оператор-наводчик «Стрелы» сделал пуск.

Читайте также:  Индексация Пенсии В Августе 2022 Ип Пенсионерам

21 ноября из Луанды прибыл самолет Аэрофлота, который забрал Камиля Моллаева, Ивана Чернецкого, и советского прапорщика Николая Пестрецова. В отличие от советских летчиков, два года проведших под конвоем в ангольской саванне, он отсидел в тюрьмах ЮАР (был захвачен с оружием в руках) полтора года… Кто скажет, кому было легче?

По пути Виктор Семенович кратко вводит меня в курс дела. Генерал Шахнович, не очень надеясь на ангольскую сторону, приказал ему, как старшему по ВВС, вылететь в Менонге и возглавить операцию по спасению экипажа. Для доставки группы был выделен военно-транспортный самолет Ан-12 с советским экипажем.

Но, бурные события, происходящие в СССР не дали этому осуществиться. Как думает сам Моллаев, последняя журналистка, склонявшая его к измене, в какой-то степени, наверное, была права. «Позже, меня несколько раз спрашивали: ты не жалеешь, что не согласился жить в другой стране, сейчас был бы богатейшим человеком, ни в чём бы не нуждался.

У «летунов» отряда Ан-12 легкий переполох. Полетов на сегодня запланировано не было, экипажи отдыхали, а приказ о срочном вылете застал их врасплох. Но они, в отличие от своих коллег попавших в беду, люди военные и обязаны выполнить приказ. Шруб мужик крутой, и уже через пять минут экипаж начинает лихорадочно собираться. Глядя на мельтешащих перед глазами «летунов», кое-кто из которых, воспользовавшись свободным днем, затеял стирку, он задумчиво произнес: «А что, если нам не ждать этих копуш, а? Сейчас быстренько на аэродром, возьмем у кубинцев «спарку» (учебно-боевой МиГ-21) и через сорок минут будем в Менонге, ну?».

ВЕРЕЩАГИН Сергей Николаевич, 1950 года рождения. Украинская ССР, г. Запорожье. Русский. Призван Шевченковским РВК г. Запорожья. Прапорщик, старший воздушный стрелок, 338-й военно-транспортный авиационный полк 6-й военно-транспортной авиационной дивизии. Погиб в авиационной катастрофе транспортного самолета Ан-12 16 августа 1979 г. Похоронен на Капустяном кладбище в г. Запорожье.

Сразу после падения Джиджиги Спад Барре созвал заседание ЦК Сомалийской революционной социалистической партии, на котором было принято решение вывести сомалийские войска из Эфиопии, чтобы не допустить их полного уничтожения. 15 марта правительство Сомали объявило о полном выводе своих войск из Эфиопии. В результате успешных действий эфиопских войск уже к 16 марта вся территория Огадена, оккупированная сомалийцами, была освобождена.

Организовав вторжение в Огаден, руководство Сомали во главе с Спадом Барре учитывало благоприятные для своей акции факторы: Эфиопия занята решением внутренних социально-экономических проблем; ее вооруженные силы ведут боевые действия в Эритрее против сепаратистов; военная помощь Аддис-Абебе со стороны США прекратилась, а со стороны СССР еще только разворачивалась; эфиопская армия приступила к реорганизации и перевооружению на советские системы оружия и боевой техники. Другими словами, к лету 1977 г. лидерам Сомали Эфиопия казалась слабым противником, не способным оказать сопротивления их хорошо организованной, обученной и вооруженной армии.

В 1979 г. СССР продолжал оказывать значительную военную помощь и поддержку эфиопской армии, которая в этот период вела интенсивные боевые действия в Эритрее. Однако партизанская борьба сепаратистских «фронтов», втянувшая в вооруженный конфликт почти все население Эритреи, привела лишь к затяжному кровопролитию.

КИРНОСЕНКО Евгений Петрович, 1939 года рождения, Крымская область, Азовский район, с-з «Молодая гвардия». Русский. Прапорщик, старший воздушный радист, 369-й военно-транспортный авиационный полк 7-й военно-транспортной авиационной дивизии. Погиб в авиационной катастрофе транспортного самолета Ан-129октября 1978 г. Похоронен на кладбище в г. Джанкое Крымской области.

«В подавляющем большинстве рядовой состав и младшие командиры «революционной» армии Эфиопии обладали самыми примитивными военными знаниями. Мало того, в рядовой массе армии нередко отсутствовало всякое желание воевать. Прибывавшие на фронт «революционные» части иногда разбегались при первом же столкновении с противником. Как заметил находившийся в Аддис-Абебе военный атташе посольства ГДР: «советские военные руководят боевыми действиями, кубинцы воюют, а эфиопы празднуют победы».

«В декабре на самолётах из Анголы прибыло около 500 кубинских военнослужащих, в том числе личный состав танкового батальона, который под нашим руководством приступил к освоению Т-62. Кубинцы оказались грамотными ребятами, и уже к исходу 1977 года кубинский батальон на Т-62 был готов к боевому применению. В начале января большая часть нашей группы убыла в СССР, в кубинской бригаде оставили 11 советских танкистов и придали нам двух переводчиков».

Мемуары, записанные Виктором Мураховским, относятся к 1978-79 годам: военное положение в те годы осложнилось тем, что в схватку влез третий игрок. Президент Сомали Мухаммед Сиад Барре принял решение захватить у Эфиопии провинцию Огаден, населенную преимущественно этническими сомалийцами. 24 июля 1977 года армия Сомали внезапно и при поддержке повстанцев Огадена вошла на территорию Эфиопии. К марту при поддержке кубинских военных на советской технике эфиопам удалось выбить сомалийцев из Огадена.

«Когда началась агрессия Сомали в Огадене, положение резко ухудшилось. Начались убийства, сначала по одному в неделю, потом по два. В сентябре 1977 года было совершено покушение на Менгисту Хайле Мариама. В один из дней было убито 8 сторонников революционной власти. Создалось такое положение, когда город стал задыхаться от террора. Армия была на фронте и отражала внешнюю агрессию. Революция вынуждена была перейти от обороны к наступлению, в ответ на белый террор последовал красный. ».

Многие группировки, которые вели боевые действия, провозгласили себя носителями марксистской идеологии. Кроме этого, за независимость боролась Эритрея, которая на тот момент была в составе Эфиопии. Это привело к тому, что в конфликт активно вмешался Советский Союз и страны социалистического блока. Но поставки оружия ситуацию не спасли: война приняла затяжной характер и к 1980 году уничтожила эфиопскую экономику.

В 1978 году войскам Эфиопии при помощи советских солдат удалось вытеснить сомалийскую армию с территории страны. В 1979 году СССР продолжал оказывать значительную военную помощь и поддержку эфиопской армии, воевавшей в Эритрее. Однако партизанская борьба сепаратистских «фронтов» привела лишь к затяжному кровопролитию. В создавшихся условиях СССР принял решение отозвать военных специалистов из Эфиопии.

Сколько именно советских специалистов погибло в Мозамбике при исполнении своих обязанностей — сказать трудно. По официальным данным, за период с 1975 по 1991 год, число безвозвратных потерь составило 21 человек. Иногда встречаются сведения, что несколько больше — от 30 до 40.

Для подготовки мозамбикских военных СССР в кратчайшие сроки создал большое количество военных учебных заведений. Советские специалисты проводили подготовку погранвойск Мозамбика, участвовали в создании общевойсковых бригад. Вооружение и боевая техника поступали туда также из СССР.

В перечень признанных государством периодов боевых действий с участием граждан России, согласно документу, вносятся следующие дополнения: боевые действия в Анголе — с ноября 1975 года по ноябрь 1992 года (ранее — по ноябрь 1979 года); в Мозамбике — с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года, с марта 1984 года по август 1988 года (ранее — по апрель 1987 года); в Эфиопии — с декабря 1977 года по ноябрь 1990 года (ранее — по ноябрь 1979 года), а также с мая по декабрь 2000 года.

Соглашения о военном сотрудничестве между СССР и Мозамбиком предусматривали, что советские военные советники и специалисты не должны были иметь личного оружия и принимать участие в боевых действиях. Только в середине 80-х годов, когда обстановка в стране еще больше обострилась, им было разрешено держать оружие на квартирах.

Кто является ветераном боевых действий в эфиопии

— Подготовить, выпустить и распространить методическое пособие (пошаговую инструкцию) для ветеранов ВМФ находившихся на боевых службах в различных государствах мира, в том числе в Эфиопии, при исполнении обязанностей военной службы необходимое для установления статуса участника боевых действий.

Следует сказать, что опасения Москвы имели под собой основания. Например, в Эфиопии 16 июня 1978 года в засаду сомалийцев попали шесть советских военнослужащих из состава отдельного медицинского батальона: подполковник Н.Удалов, капитаны В.Князев, В.Филиппов, сержант Н.Горелов и рядовые С.Дулов и Н.Козлов. При попытке к бегству пятеро из них были убиты, а подполковник Н.Удалов был вывезен на территорию Сомали. В 1988 году советские военные советники в Эфиопии полковник Ю.Калистратов, подполковник Е.Чураев и военный переводчик лейтенант А.Кувалдин были захвачены в плен боевиками оппозиционного Фронта освобождения Эритреи. Они провели в плену три года.

Принадлежность к ветеранам крупных преференций людям не сулит, а наличие «корочки» практически не скажется на тяжести их кошелька. Однако кое-какие льготы бывшим легионерам положены. К примеру, они имеют право выбирать время для ежегодного отпуска, а сами каникулы растянуть еще на 35 дней. Правда, оплачивать дополнительный отпуск придется из собственного кармана. В бюджетные институты, техникумы и колледжи ветеранов боевых действий обязаны принимать вне конкурса. Они также могут рассчитывать на внеочередную установку телефона и льготное получение путевки в санатории – на курорт, если необходимость лечения там подтверждена медицинской справкой. Полный список преференций есть в Законе «О ветеранах».

Региональные же остаются на усмотрение местных органов власти.— объединение усилий ветеранов Военно-Морского Флота, а так же всех заинтересованных лиц, для восстановления исторической и социальной справедливости в отношении военнослужащих находившихся в зонах боевых действий различных государств мира при исполнении обязанностей военной службы;Имеются у ветеранов боевых действий и определенные преимущества в области трудовых отношений. В частности, они имеют право на выбор времени ежегодного оплачиваемого отпуска.

Скидки могут встретиться в самых неожиданных ситуациях. Перед посещением любого места или мероприятия я ищу раздел «Льготы». Например, ВБД могут бесплатно участвовать в Московском марафоне и сэкономить 2—5 тысяч, могут посещать Сандуновские бани всего за 500 рублей.

Мы познакомились и пообщались со многими участниками событий и в Эфиопии, и в Анголе, и в Мозамбике. Советский Союз, как известно, много кому помогал и ветеранов тех полузабытых войн у нас набралось много тысяч. Не только общие воспоминания, но и общие проблемы объединяют их в союзы. И казалось бы, необходимые шаги сделаны. Существует закон о ветеранах с многочисленными поправками о воинах-интернационалистах, но как часто бывает -закон и хорош вроде, но, нельзя сказать, что он исполняется. Именно по указанным выше причинам- сложно или невозможно доказать, что ветераны там служили. Как сделать так, чтобы закон работал для всех, а не для избранных?

Поменялась политическая конъюнктура и теперь не только в Эфиопии может возникнуть вопрос к нашим военным, но он возникает и в России. Нельзя сказать, что к страницам этой истории у всех без исключения граждан одинаковое отношение. Речь идет в первую очередь о тех, кто ищет политические дивиденды. Стоит вспомнить хотя бы неоднократные изменения политического вектора по отношению к воинам-афганцам.

Не скрою, мне удавалось спасать пленных сомалийцев от быстрого и неминуемого расстрела эфиопами. Я считаю, что перед вынесением того или иного решения, тем более в отношении жизни или смерти человека, должно проводиться тщательное и взвешенное расследование.

Несомненно, подразделения кубинских добровольцев сыграли большую роль в победе Эфиопии. И конечно, впечатляло тёплое братское отношение кубинцев к нам, советским военнослужащим. Мы, с радостью, отвечали таким же дружеским отношением. Действуя рука об руку, за каждую маленькую победу мы, как водится, поднимали полевые кружки с кубинским ромом, эфиопским бренди или русской водкой. Хотя иногда импровизированное застолье приводило и к курьезным и опасным случаям, когда однажды мы, например, не сразу распознали контратакующих сомалийцев, приняв их за собственные подразделения.

Если коротко про историю «долга» — в 1970х гг. Советский Союз дружил с Эфиопией и с Сомали, поскольку обе страны взяли курс на построение социализма. Дружили — значит помогали всем, чем могли. Но у сомалийского лидера- Мохаммеда Сиад Барре были большие аппетиты и мечта о «Великом Сомали». Надо отдать должное нашему советскому руководству- они пытались избежать этой войны и прилагали дипломатические усилия по решению этого вопроса, но Сиада Барре уже было не остановить. Он хотел захватить Огаден- провинцию Эфиопии. В общем, Советскому Союзу пришлось выбирать из двух дружественных стран. Мы выбрали Эфиопию. Тут же советские военные из Сомали возвращались или в СССР или перебрасывались в Эфиопию. В итоге, с помощью в том числе кубинских военных война за Огаден завершилась за два года. После этого советские советники оставались до 1991 г. для помощи правлению Менгисту Хайле Мариама, а буквально в борьбе с сепаратистами на севере Эфиопии, что сейчас является независимой Эритреей.

Adblock
detector