Куда Сажают За Экономические Преступления В России

ФСИН решила содержать осужденных по экономическим статьям отдельно от уголовников

Бизнес-омбудсмен сообщил: «Мы обращались в ФСИН с таким предложением, поскольку это огромная проблема, когда заключенные по экономическим статьям сидят вместе с уголовниками. И бизнесу всегда тяжелее сидеть в тюрьме, особенно в колонии, даже не в СИЗО. Мы предлагали создать специальное отдельное пенитенциарное учреждение для тех, кто отбывает срок по экономическим статьям, но это, с точки зрения ФСИН, сегодня невозможно – слишком большие инвестиции».

«Мы благодарны ФСИН за эту позицию. Потому что это серьезно изменит ситуацию для бизнеса, будет намного проще решать свои вопросы. Обвиняемых в экономических преступлениях обычно сажают в тяжелые условия, чтобы выбить признания, с уголовниками, в курящие камеры, устраивают им невыносимые условия, и тогда все это сильно влияет на бизнес и заставляет принимать неправильные для себя решения», – приводит слова Бориса Титова официальный сайт бизнес-омбудсмена .

«Скорее всего, для отбывающих срок за экономические преступления будут выделять один барак из бараков. Вероятно, для них будет определенное время для приема пищи. Допустим, в колониях обед с 12:00 до 14:00. В столовую вводят сразу несколько отрядов, пока она не наполнится полностью, пока они там все не поедят, потом следующих заводят. Либо их будут выводить первыми, либо последними, отдельно от всех», — поделился со «Штормом» Егошин.

При этом, отметил он, полностью исключить общение экономических заключенных с другими арестантами все равно не получится. Создавать для предпринимателей отдельные отряды — тоже затруднительно: в отряде около 100 человек, при этом в колониях не наберется столько предпринимателей-заключенных.

В пресс-службе ФСИН пока не объяснили, как именно будут отделять экономических преступников от других. Ранее на предложение Титова построить отдельные пенитенциарные учреждения ФСИН ответила отказом, мотивировав это слишком высокими затратами. Однако 11 сентября на сайте службы появилась новость о том, что в московских СИЗО теперь будут отделять экономических преступников от остальных заключенных.

По мнению Миронова, разделение заключенных приведет к неравенству и «классовому» расслоению в тюрьмах. В случае с колониями для БС логика ясна: те, кто сажали преступников, попадают в их же среду, в связи с чем возникают конфликты. Почему сидящие бизнесмены претендуют на особые условия — неясно. Более того, с законодательной точки зрения непонятно, как определять, предприниматель ты или нет.

« Мы обращались во ФСИН с таким предложением, поскольку это огромная проблема, когда заключенные по экономическим статьям сидят вместе с уголовниками. И бизнесу всегда тяжелее сидеть в тюрьме, особенно в колонии, даже не в СИЗО », — рассказал Титов на ВЭФ во вторник, 11 сентября.

Фигурантом стать легко»

За последние годы список статей, по которым чаще всего возбуждают уголовные дела против предпринимателей, не сильно изменился. Как и раньше, пальму первенства держит ст.159 УК РФ («Мошенничество»). При этом большая часть дел возбуждается теперь в ситуациях, связанных с участием бизнеса в выполнении государственных контрактов и получением бюджетных денег. В таких ситуациях уголовные дела часто возбуждают и без обязательного по закону заявления потерпевшей стороны, например государственного заказчика подрядных работ. Также по этой статье много дел, возбуждённых при невозврате бизнесом крупных кредитов в срок. По ст.159 УК РФ часто привлекают учредителей и бенефициаров компаний.

Вести бизнес в России — значит рисковать. Риск этот заключается не только в потере капитала, но иногда и в лишении свободы. «Секрет фирмы» выяснил, за что чаще всего судят отечественных бизнесменов, а также разобрался в последних трендах уголовного преследования предпринимателей.

Самая неоднозначная статья. Наказание может последовать даже в случае, если человек сам не совершал противозаконные действия, но обвинению удалось доказать, что его компания была создана как преступное сообщество. Это преступление считается особо тяжким, поэтому по этой статье осуждённым грозит пожизненный срок (для занимающих высшее положение в иерархии).

Обвинение по 210-й статье добавилось ко всем судебным конфликтам в громком деле «Тольяттиазота» в 2019 году. Больше десяти лет контроль над компанией пытается получить миноритарный акционер «Уралхим». В 2019 году председателя правления «Тольяттихимбанка» Александра Попова арестовали и завели уголовные дела на ряд аффилированных с «Тольяттиазотом» структур и причастных к ним акционеров Владимира и Сергея Махлаи. Именно с ними у «Уралхима» идёт основной конфликт. Уголовное дело на оппонентов по ст. 210 — ещё не победа, но серьезная заявка на неё.

Для бизнесменов из списка Forbes, которых пытались привлечь к ответственности, подобные истории часто оканчивались бегством из страны (в частности, для Бориса Березовского и банкира Александра Лебедева). Реже — прекращением уголовного преследования, а для единиц — всё же реальным приговором (для Михаила Ходорковского и Платона Лебедева).

Когда за экономические преступления грозит реальный срок

Предлагаю к просмотру видео о том, в каких случаях бизнесмены и предприниматели могут быть заключены под стражу, а в каких случаях закон запрещает заключать под стражу, привожу примеры из своей судебной практики: ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов) и по другим экономическим статьям.

  • невозвращение долгов, неисполнение обязательств по договорам, включение в договор заведомо ложных сведений, таких, например, как отсутствие обременений отчуждаемого имущества, принадлежность имущества на праве собственности, когда имущество таким не является;
  • незаконный возврат суммы НДС из бюджета;
  • в других случаях.

Правоохранительные органы «не хотят» признавать указанные выше преступления «экономическими» и считают их общеуголовными.

Другие «экономические» статьи (общей перечень):

  • статьи 171 — 174, 174(1), 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185(4), 190 — 199(2) УК РФ, без каких-либо других условий, а в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159(6), 160 и 165 УК РФ, — при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Но есть женщины, которые не соглашаются на сделку со следствием и упорно пытаются доказать свою невиновность. Прочитайте их истории до конца: наверняка вас поразит и вменяемое им «преступление», и все, что было потом. Но они не сдаются – и хотят идти до конца.

Так искусственно создается огромный бумажный объем – десятки, а то и сотни томов уголовного дела, которые ни один прокурор и ни один судья никогда не прочитают. Если даже удается добиться смягчения участи обвиняемого, то это результат титанических усилий защитника. Поэтому у нас такая репрессивная статистика – 0,2 % оправдательных приговоров.

Наталья с мужем и двумя дочерьми приехала в Москву из Брянска. И она, и муж работали, взяли квартиру в ипотеку, исправно платили по кредиту. В 2013 году Наталья устроилась офис-менеджером в фирму, которая продавала БАДы. В ее обязанности входили оформление и обучение сотрудников, которые принимали заказы на товар по телефону. Фирма рекламировала товар на центральном телевидении, продукция имела все государственные сертификаты, у конторы была лицензия. Все шло хорошо, Наталья считалась ценным сотрудником. Но через год, в канун 23 февраля, в офис вломились 16 мужчин. Не представились, ничего не объяснили, быстро сковали всех наручниками и начали допрашивать. В итоге несколько человек, в том числе и Наталья, оказались в милиции, где их продержали до утра. Допрашивали по уголовному делу, которое не имело к ним никакого отношения. Отпустили всех, кроме Натальи, генерального директора и его заместителя. Ошалевших и сонных, их уговаривали признать вину.

По данным Судебного Департамента при Верховном суде РФ, в 2018 году российские суды вынесли рекордное количество приговоров за преступления в сфере экономической деятельности: осуждены были 7700 человек — это на 20% больше, чем в 2017 году (6400 человек). Эксперты уверены, что на самом деле цифры гораздо выше: предпринимателей чаще судят по статье «мошенничество». За первую половину 2019 г. по этой статье были признаны виновными 10 530 человек, из них 14% – женщины.

При изучении истории приговоренных по экономическим статьям женщин, не только бухгалтеров и финансовых директоров, а рядовых сотрудниц, которые отвечали за кофе и ксерокс, складывается ощущение, что они часто становятся «козлами отпущения» в разборках конкурентов или партнеров по бизнесу.

Читайте также:  Где Получить Бесплатный Проездной В Городском Транспорте Инвалид 1 Гр Вологда

Особая зона: должны ли бизнесмены «сидеть» отдельно

В России сегодня нет тюрем и колоний для людей, лишенных свободы из-за экономических преступлений. Есть спецблок в СИЗО «Матросская тишина», куда попадают подозреваемые на момент следствия и суда, а также после оглашения приговора и до отправки в колонию. В этом спецблоке провел полгода бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев после того, как в декабре 2017 года его приговорили к восьми годам колонии строгого режима. Здесь побывали Михаил Ходорковский, Сергей Полонский, Сергей Мавроди. Любопытно, что создали этот спецблок еще в 1985 году — для представителей советской элиты.

Самым известным примером того, что можно купить за деньги, стала история колумбийского наркобарона Пабло Эскобара, одного из самых богатых и жестоких преступников современного мира, контролировавшего 80% кокаинового рынка США и владевшего более чем 3 млрд долларов (по оценке Forbes). В 1991 году он согласился сдаться властям под гарантию, что его не выдадут США. Его осудили, но отбывать срок он решил в тюрьме, которую построил сам и которая получила название «Ла Катедраль» («Собор»). По сути, это была шикарная вилла с футбольным полем, бильярдом, спа и арсеналом оружия, куда приезжали многочисленные гости и откуда он сам иногда спускался в ближайший городок пройтись по клубам. Терпение властей кончилось, когда в эту тюрьму были доставлены двое сотрудников наркокартеля, чьей работой Эскобар был недоволен, и оба были убиты в ходе допроса. Было решено перевести Пабло Эскобара в обычную тюрьму, но он, несогласный с таким поворотом судьбы, сбежал.

На днях бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что договорился с Федеральной службой исполнения наказаний: в российских тюрьмах появятся отдельные блоки для заключенных по экономическим преступлениям. Изначально Титов предлагал построить для «экономических» даже отдельные тюрьмы, но ФСИН отказалась, сославшись на слишком большие затраты. «Это серьезно изменит ситуацию для бизнеса, будет намного проще решать свои вопросы», — благодарил Титов руководство ФСИН за проявленную чуткость. Если это действительно произойдет, Россия станет уникальной страной еще по одному критерию: выделению экономических преступников в отдельную касту. Деньги на самом деле решают все, даже в тюрьме? Обычно в элитных условиях в некоторых не самых развитых странах сидят крупные мафиози и наркобароны.

Юристы часто говорят о том, что осужденных за экономические преступления можно привлекать к более квалифицированному труду. Однако возникает вопрос о затратах на создание соответствующих условий труда. И о целесообразности использования труда только экономических преступников. Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Владимир Самохвалов рассказывает об эксперименте, который проходил в южноафриканской тюрьме Поллсмур, где расширили возможности трудовой деятельности для заключенных, создав цех по обработке полудрагоценных камней, а также страусиную ферму, мастерские по обработке кожи страуса, магазин по продаже изделий из кожи страуса, ресторан, где можно съесть, соответственно, блюда из страусятины. Везде работали осужденные, а суть эксперимента была в том, чтобы выделить осужденных, способных к созидательному труду, и предоставить им улучшенные условия содержания. Но разделения на экономических и остальных преступников не было и там.

Впрочем, даже если тюрьма общая, внутри нее все равно доступны разные условия содержания: камеры разной степени комфортности и различные услуги. Два года назад журнал «Секрет фирмы» подробно расписал, сколько стоят дополнительные услуги в тюрьме. Например, место в четырехместной камере с другими осужденными коммерсантами и без плесени на стенах тогда стоило 50 тыс. рублей в месяц. «За определенные деньги в любой тюрьме можно получить себе отдельное помещение, телевизор, компьютер, Интернет и так далее, но надо понимать, что за такие условия один день пребывания будет обходиться от пяти до десяти тысяч рублей, — рассказывает Алексей Петропольский. — Естественно, это все делается неофициально, и наиболее привилегированные преступники сидят на совершенно других условиях, нежели все остальные».

Уголовные преступления в сфере экономической деятельности

Все уголовные преступления в экономической деятельности – всегда сложные и запутанные, поскольку грань между вполне легальной деятельностью и правонарушениями зачастую очень тонка. И очень многие люди, которые занимают ответственные должности или занимаются бизнесом, время от времени рискуют столкнуться с обвинениями в экономических преступлениях. Потому всем нужно знать, как себя вести в подобных ситуациях и как защитить свои интересы, если против него возбудили уголовное дело. В данной статье мы подробно остановимся на этих вопросах.

Учитывая, что в категорию экономических преступлений входит очень большое количество самых разных действий, соответственно и наказание за них также предусмотрено различное. Существует подход, по которому можно определить строгость наказания за совершение правонарушения:

К экономическим преступлениям относят очень большой список нарушений закона, которые объединяет несколько общих черт: во-первых, действия направлены на незаконное обогащение, во-вторых, они редко напрямую связаны с насилием (то есть, грабеж к экономическим преступлениям не относится). В целом же перечень экономических преступлений принято делить на несколько видов:

Также следует учитывать, что обвиняемым по экономическим преступлениям вместе с основным наказанием часто присуждают дополнительные санкции – штрафы, конфискацию имущества или запрет занимать определённые должности (если преступление было связано с исполнением служебных обязанностей).

  • чем больший ущерб нанесен, тем строже будут санкции: если размер ущерба составляет несколько тысяч рублей, скорее всего, виновный отделается небольшим штрафом или условным сроком, а по уголовным делам по экономическим преступлениям , где суммы ущерба составляют миллионы рублей, предусмотрено наказание до 10-15 лет лишения свободы. Штрафы также напрямую зависят от суммы ущерба;
  • влияние отягчающих обстоятельств – если преступление совершалось группой лиц, по предварительному сговору, было сопряжено с насилием или угрозой применения силы, был задействован шантаж и т.д., санкции могут быть намного строже, чем в случаях, когда таких обстоятельств не было;
  • рецидивы преступных действий – если человек впервые нарушает закон, при этом раскаивается, сотрудничает со следствием, скорее всего, ему пойдут навстречу и дадут минимально возможный вид наказания, вероятнее всего – штраф или условный срок. Если же преступление совершается повторно (особенно если аналогичное или схожее), санкции будут гораздо строже, и, вероятнее всего, будут включать реальные тюремные сроки.

Освобождение от уголовной ответственности

  1. В связи с деятельным раскаянием.
  2. В связи с примирением с потерпевшим.
  3. В связи с назначением судебного штрафа.
  4. По уголовным делам в сфере экономической деятельности.
  5. В связи с истечением сроков давности.
  6. В отношении несовершеннолетних с назначением принудительных мер воспитательного характера.
  7. В отношении невменяемых преступников с назначением принудительных мер медицинского характера или без такового.

Освобождение от ответственности (прекращение уголовного дела, уголовного преследования, вынесение судом постановления об освобождении от ответственности) по пунктам 1-3, 7 из перечисленных оснований – право, а не обязанность органов следствия и суда. В то же время при истечении сроков давности освобождения от уголовной ответственности, невменяемости, либо при наличии оснований для освобождения от ответственности по делам в сфере экономической деятельности гражданин подлежит освобождению от юридической ответственности независимо от усмотрения лица, в чьём производстве находится уголовное дело.
Также необходимо иметь в виду тот факт, что по первым четырём из названных оснований уголовное дело или преследование может быть прекращено исключительно в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести и возместивших причинённый ущерб. Для избавления же от ответственности в связи с истечением сроков давности, в виду невменяемости или несовершеннолетия лица, совершившего преступление, наличие судимости и возмещение ущерба такого значения не имеют, а категория преступления влияет на величину сроков давности, но сама по себе не лишает права на прекращение дела по указанным основаниям.

  • у лица после совершения деяния наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими;
  • лицо после совершения преступления заболело иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания (перечень заболеваний утверждён Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 г. N 54).
  • обвинительный приговор после вступления в законную силу не был приведён в исполнение в указанные в законе сроки: два года по деяниям небольшой тяжести, шесть – средней тяжести, 10 – тяжким, 15 – по особо тяжким преступлениям;
  • осуждённый не уклоняется от отбытия наказания (при уклонении срок приостанавливается).
  • явка с повинной, активное способствование расследованию, изобличению соучастников и розыску имущества, добытого преступным путём;
  • оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения правонарушения, добровольное возмещение ущерба и морального вреда, иные действия, направленные на заглаживание ущерба,
Читайте также:  Сколько Получу Материнский Капитал Вторые Роды Двойня

Основание: установленная в ходе проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы невменяемость лица в момент совершения преступного правонарушения. При невменяемости лицо подлежит освобождению независимо от судейского усмотрения. Конкретный вид принудительной меры избирается судом и варьируется от амбулаторного наблюдения у психиатра до принудительного лечения в медицинской организации определённого типа, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Если психическое расстройство лица не представляет опасности, суд может освободить совершившего преступление в состоянии невменяемости без назначения принудительных мер медицинского характера, но с направлением материалов в орган здравоохранения для решения вопроса о помещении физлица для лечения в психиатрическое заведение.

Уголовное преследование бизнесменов зачастую ведется без достаточных оснований и не столько ради привлечения к ответственности, сколько ради оказания давления с различными целями, замечает Протасов. Именно по этой причине такие дела доходят до суда намного реже, чем по обычным составам. Не более половины, говорит адвокат.

По словам Алексея Гурова из АБ «Павел Хлюстов и Партнеры», такому расширенному толкованию статья во многом обязана Пленуму ВС. В 2017 году он ввел очень широкое понимание корыстной цели, которая является обязательным признаком любого хищения. Теперь суд может усмотреть корысть, даже если человек забрал имущество не себе (Постановление Пленума ВС от 30 ноября 2017 года № 48).

Впрочем, под эту статью с таким же успехом могут подпасть и сами владельцы. Именно по ней сейчас проходит основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви. Первоначально уголовное дело в отношении бизнесмена возбудили по ст. 159 УК, но позднее обвинение переквалифицировали на растрату. По версии следствия, в 2017 году бизнесмен похитил 2,5 млрд руб. у банка «Восточный», который тогда принадлежал Baring Vostok. «Первое коллекторское бюро» (на тот момент тоже подконтрольное инвесткомпании) задолжало банку 2,6 млрд руб., но вместо денег расплатилось акциями фонда IFTG. Стоимость этих ценных бумаг СКР оценил в 600 000 руб. В то же время назначенный судом оценщик установил, что стоимость акций составляет 3,8 млрд руб., но из-за ограничений в уставе IFTG на момент сделки они оценивались примерно в 260 млн руб. Сам Калви связывает уголовное дело в отношении него с корпоративным конфликтом, который ведут акционеры банка, но его оппоненты это отрицают.

Уголовные способы борьбы с налоговыми нарушителями воспринимаются как эффективное средство восполнения государственных потерь, объясняет «популярность» этого состава Алексей Сердюк из МКА Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × .

Часто такие дела заволокичиваются на стадии следствия, прокуратура не утверждает обвинительное заключение, поэтому расследование прекращают. При этом следствие всячески старается сделать это по нереабилитирующим основаниям. Например, переквалифицирование на менее тяжкий состав, по амнистии, за истечением сроков давности или примирением сторон.

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям

Такой порядок действовал в период 2011-2014 годов и был следствием общего тренда, направленного на либерализацию уголовного законодательства. Впоследствии в 2014 году от этой процедуры решили отказаться, вернув органам следствия утраченные ранее полномочия.

В случае направления ИФНС материалов в адрес следственных органов, последние будут иметь возможность всесторонней правовой оценки доводов не только фискального ведомства, но и самого налогоплательщика, что также повышает качество расследования уголовного дела.

На практике не редкие случаи, когда в отношении налогоплательщика имеет место как решение о привлечении его к налоговой ответственности, так и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Нововведения должны сгладить подобные противоречия в правоприменении.

До принятия законопроекта органы следствия могли начать уголовное преследование, не дожидаясь материалов из Инспекции федеральной налоговой службы (ИФНС). На практике это приводило к необъективному расследованию: как в части оценки фактов дела, так и определения сумм недоимки по налогу.

До 1 июня 2022 года налоговые органы не будут блокировать операции по счетам: налогоплательщики, которые понесли ущерб из-за санкций, смогут обратиться в ИФНС по месту учета, чтобы отложить сроки применения мер взыскания до предельных в соответствии с налоговым законодательством.

В местах заключения создадут блоки для осужденных по экономическим статьям

Борис Титов является уполномоченным президента по правам предпринимателей с 2012 года. В 2013 году он инициировал амнистию предпринимателей, по которой освободились 2466 бизнесменов. В феврале 2018 года Титов встретился в Лондоне с предпринимателями из России, скрывающимися от российского правосудия, и обсудил, на каких условиях они готовы вернуться на родину. По итогам переговоров политик представил президенту РФ Владимиру Путину список бизнесменов, которые хотели бы снова жить на родине. Генпрокуратура тщательно изучила уголовные дела всех упомянутых в списке и в результате отменила розыск некоторых из них. Другим бизнесменам дали возможность вернуться в Россию, не опасаясь возможного ареста.

Обычно есть три причины, чтобы суд признал арест подозреваемого законным: если он может скрыться от суда и следствия, если преступление является тяжким или если у человека есть загранпаспорт. Этой «триады» всегда хватает суду, чтобы оставить подозреваемого под стражей, отмечает адвокат.

Бывший следователь по экономическим преступлениям, адвокат МКА «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев согласен с инициативой и считает, что со временем в России должны появиться отдельные колонии для содержания осужденных за экономические преступления. Люди, совершившие финансовые хищения, не должны сидеть с убийцами и насильниками, уверен он.

Он также напомнил, что в США, например, в качестве меры пресечения очень распространен денежный залог. За финансовые хищения и экономические преступления арест применяется в редких случаях. После того, как за подозреваемого в США вносят залог, он в любом случае находится под наблюдением маршалов — судебных приставов.

По его словам, осужденным предпринимателям «всегда тяжелее сидеть в тюрьме, особенно в колонии». «Это огромная проблема, когда они сидят вместе с уголовниками», — считает бизнес-омбудсмен. Именно по этой причине он обратился во ФСИН и предложил создать специальное учреждение, где смогут отбывать срок осужденные по экономическим статьям. Однако в ведомстве ответили, что это сделать невозможно, поскольку требуются слишком большие инвестиции.

Отметим здесь очень важную особенность российской правоохранительной системы. Самое страшное, что может случиться со следователем и прокурором, — это оправдание или реабилитация человека, которому следователь уже предъявил обвинение. Поэтому по всем преступлениям, не только экономическим, основная работа смещается на этап до официального предъявления обвинения. К моменту, когда обвинение официально предъявляется, у следствия уже есть практически полная уверенность в обвинительном приговоре.

Что же касается свидетелей, то их, за редким исключением, опрашивают до возбуждения уголовного дела или в первые дни. Можно возразить, что свидетели могут под давлением подозреваемого отказаться от своих показаний в суде. Это было бы аргументом, если бы мы жили не в России. Российские суды очень часто, если не сказать всегда, разрешают обвинению зачитать показания, данные на следствии, и принимают во внимание именно их, а не те, что даны в зале суда. Так что и здесь следствию и обвинению опасаться нечего.

Можно возразить, что закон един для всех и по той же 4-й части 159-й статьи проходят отнюдь не только ректоры вузов и крупные инвесторы, но и, скажем, «черные риелторы», лишающие доверчивых граждан единственного жилья. И вот они-то и скроются с радостью в другом регионе и вновь начнут обходить пожилых людей с предложением пожизненной ренты в обмен на дарственную на квартиру. Поэтому никак нельзя вводить ограничения на взятие под стражу обвиняемых просто на основании состава преступления. Возражающие будут правы. Именно поэтому решение о заключении под стражу — это решение суда, а не автоматическая процедура. Суд должен учесть вероятность наступления тех или иных опасных последствий от нахождения человека на свободе и описать это в своем решении.

19 октября Сергею Зуеву, ректору Московской высшей школы политических и социальных наук (Шанинки), предъявили обвинение по 159 статье Уголовного кодекса (часть 4-я — мошенничество в особо крупном размере). Прокуратура заявила о необходимости перевода его из-под домашнего ареста в СИЗО. Дело Шанинки — часть дела Марины Раковой, бывшего заместителя министра просвещения. В вину подозреваемым вменяют то, что они получили от государства 50 млн рублей на выполнение научной работы, а работу то ли не выполнили, то ли выполнили некачественно.

Понятно, что если уровень ваших жизненных запросов невысок, то можно добраться за две-три недели из Москвы автостопом и на электричках до условного Хабаровска, снять там квартиру и спокойно существовать — если у вас есть деньги. Шансов, что вас никогда не найдут и не заметят, вполне достаточно. Однако заняться сколько-либо серьезным бизнесом, научной работой, творчеством — вообще хоть чем-нибудь, кроме простого физиологического существования, — почти невозможно.

Читайте также:  Когда Можно Получить Едк Ветерану Труда Через Сбербанк Онлайн

По словам Максимова, предложенная амнистия коснется лишь очень небольшой части осужденных лиц. «По таким статьям большинство лиц находятся на свободе и могут заниматься бизнесом. Для них по большему счету ничего не меняется. Их не осуждают к реальному лишению свободы. Никакого значения для улучшения делового климата не прогнозируется, так как по существу ничего не меняется. Это больше репутационный, пиаровский момент. По таким статьям очень мало осужденных. Это коснется только 1,5 процента от общего числа осужденных, которые и так находятся на свободе», — рассказывает он в беседе с нашим корреспондентом.

Как правило, амнистия проводится один раз в 3–5 лет. В последний раз амнистия — она же самая большая за всю современную историю страны — проводилась в 2015 году и была приурочена к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Тогда на свободу вышли более 225 тыс. человек. В прошлом году власти РФ отказались от рассмотрения возможности объявления амнистии. С 2000-го в России произошло 9 амнистий.

По мнению адвоката, управляющего партнера адвокатского бюро «А2К» Рамиля Ахметгалиева, в том, что в список не входят «популярные» ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в крупном размере и группой лиц»), есть логика. «Потому что всем известны эти дела, связанные с пирамидами. Предположим, если их включить, то они, получается, под амнистию подпадают. А нужны ли эти люди сейчас? Бизнесом это не назовешь. Постройка пирамиды — это не бизнес», — рассуждает собеседник.

Авторы указывают, что, по оценкам экспертов, обозначенные статьи УК нередко используют для того, чтобы «искусственно перевести правоотношения из гражданской плоскости в уголовную, в том числе и при рейдерском захвате бизнеса». Там же приводится цитата из совместного указания силовых органов РФ от июля 2020 года, где говорится, что при выявлении и расследовании таких преступлений нередко допускаются нарушения.

  • ч. 1, 2, 5 ст. 159 («Мошенничество»);
  • ч. 1, 2 ст. 159.3 («Мошенничество с использованием электронных средств платежа»);
  • ч. 1, 2 ст. 160 («Присвоение или растрата»);
  • ст. 171 («Незаконное предпринимательство»);
  • ч. 1, 1. ст. 171.1 («Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки»);
  • ст. 177 («Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности»);
  • ч. 1, 2, 3 ст. 180 («Незаконное использование средств индивидуализации товаров»);
  • ч. 1 ст. 199 («Уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов»);
  • ч. 1 ст. 199.1 («Неисполнение обязанностей налогового агента»);
  • ч. 1 ст. 199.2 («Сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов»);
  • ст. 199.3 («Уклонение страхователя-физлица от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд»);
  • ст. 199.4 («Уклонение страхователя-организации от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд»);
  • ч. 1 ст. 201 («Злоупотребление полномочиями»).

Экономические преступления: понятие и классификация

2) преступления против порядка кредитования и порядка удовлетворения требований кредиторов — незаконное получение кредита, когда сведения, представленные в банк, не соответствуют действительности, преднамеренное банкротство, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности т.е. деньги есть, но не платит (ст. ст. 172.1, 176, 177, 195, 196, 197 УК РФ);

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим.

В этой ситуации нужно иметь следующее. Способами уклонения от уплаты налогов, сборов, страховых взносов являются действия, состоящие в умышленном включении в налоговую декларацию (расчет) или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, либо бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации (расчета) или иных указанных документов.Умышленное включение заведомо ложных сведений — вот камень преткновения. Заведомо ложными сведениями являются сведения, о которых налогоплательщик знал до момента предоставления в налоговый орган. Например, в расчет налога на прибыль включены расходы, которые на самом деле не производились. Очень важно: не те расходы, которые организация реально понесла и включила в уменьшение налога, но впоследствии признанные налоговым органом не соответствующим требованиям закона с точки зрения уменьшения прибыли. А именно не произведенные. То есть имел место обман. Та же ситуация с НДС или с любыми другими налогами.

Начнем с главного — с определений. Общее определение преступления, установленное уголовным законом, сформулировано следующим образом. Экономическое преступление — это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации (далее УК РФ) под угрозой наказания. Если с виновностью и запрещением все более-менее понятно, то понятие общественной опасности вызывает вопросы.

Рассмотрим пример, с которым сталкиваются предприниматели практически ежедневно. Это неисполнение договорных обязательств. Организация 1 выплатила аванс Организации 2 за поставку товара. Организация 2 обязательства по поставке не исполнила и аванс не вернула. Как квалифицировать эти действия? Важнейшее обстоятельство, которое требуется установить, это цель Организации 2, точнее его руководства и/или владельцев. Если обязательства не исполнены по объективным обстоятельствам хозяйственной деятельности (например, поставщик Организации 2 не поставил сырье, необходимое для выполнения заказа Организации 1), то это гражданские правоотношения. Организации 1 следует обратиться в арбитражный суд за защитой своего права.

Предстоящие изменения в ответственности за налоговые и сопутствующие им преступления

Как известно, статьи 173.1 и 173.2 УК РФ предусматривают ответственность за использование или участие подставных лиц (номиналов) для регистрации юридических лиц. Законопроектом предлагается криминализовать использование подставных лиц для регистрации подставных же индивидуальных предпринимателей. Пробел в этой части есть, согласен.

А разделение законной предпринимательской деятельности и незаконных проявлений в сфере налогообложения – это вообще не предмет уголовного законодательства. Уголовное законодательство должно отграничивать преступные деяния от пусть и неправомерных, но не криминальных деяний. Пока этого ни в действующем законодательстве, ни в его официальных разъяснениях Верховным судом, ни в рассмотренном законопроекте нет, хотя требуется как воздух.

Во-вторых, ФНС в своем письме подчеркивает важность появления этого состава с целью устранения пробела уголовного законодательства, действующие нормы которого не предусматривают ответственность за такие деяния, осуществляемые для дальнейшего использования фальсифицируемой отчетности в противоправной деятельности. Что это за противоправная деятельность, узнаем из пояснительной записки к законопроекту: «В настоящее время широкое распространение приобрел вид противоправной деятельности, связанный с фальсификацией налоговой отчетности, осуществленной в интересах третьих лиц за вознаграждение. Схема преступной деятельности заключается в том, что злоумышленниками приобретаются уставные документы и ключи электронных цифровых подписей организаций, зарегистрированных на подставных лиц, от имени которых в дальнейшем в налоговые органы предоставляется недостоверная налоговая отчетность, подтверждающая налоговые вычеты недобросовестных налогоплательщиков. За указанные услуги организаторы противоправной деятельности получают незаконное вознаграждение в виде 2-3% от суммы подтвержденных налоговых вычетов. [… ] По сути подобную деятельность можно охарактеризовать как «лжепредринимательство»[2], то есть создание видимости осуществления законной деятельности для обеспечения налоговых льгот третьих лиц. При этом организаторы деятельности получают доход в виде незаконного вознаграждения за указанные услуги созданию фальсифицированной налоговой отчетности».

Предложено дополнить УК РФ новой статьей 173.3 УК РФ, предусматривающей ответственность за фальсификацию документов бухгалтерского (налогового) учета, бухгалтерской (налоговой) отчетности. Преступным деянием предлагается считать (процитирую слово в слово из внесенного пакета документов) «изготовление с целью сбыта, представления в налоговые органы документов бухгалтерского и (или) налогового учета, бухгалтерской и (или) налоговой отчетности, содержащих заведомо ложные сведения, сбыт указанных документов либо их представление в налоговые органы, через подставных лиц или с использованием персональных данных, полученных незаконным путем либо путем введения в заблуждения субъекта персональных данных или без его ведома, если эти деяния сопряжены с извлечением дохода в крупном размере и не содержат признаков преступлений, предусмотренных статьями 159, 1591, 198 – 1994 настоящего кодекса, а равно соучастия в указанных преступлениях»[1].

Именно для этого вводится новый состав — своего рода процессуальный костыль для обычных налоговых составов. По-видимому, подобным образом из-за сложности доказывания появился когда-то грозный состав для организаторов преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). Но и проблемы при применении ст. 173.3 УК РФ могут образоваться аналогичные – расширительное толкование, натяжка и т.п. Другой крайне неудачный и опасный состав — ст. 193.1 УК РФ.

Adblock
detector