Киселев Я С Этика Адвоката

Общеизвестно, что для судебных ораторов России XIX в. свойственна мощная этическая аргументация. К.И. Чуковский в мемуарных записях об А.Ф. Кони пишет: «У него было великое множество тем, но о чем бы он ни говорил, всякая его лекция звучала как моральная проповедь, всячески упорно твердившая о том, как прекрасна человеческая совесть, сколько счастья в служении добру» . Так же об Анатолии Федоровиче высказывались очень многие его современники и ученики.

Этика речевого поведения адвоката предполагает в первую очередь нравственный подход к аргументации и подбору слов для произнесения речи. Чем меньше будет несовпадения в понимании судом слов защитника, тем лучше. И самая точная речь может случайно, нечаянно и неведомо для адвоката навредить подсудимому простой разницей между тем, что сказано, и тем, как это понято. В связи с этим очень важным для осмысления встает вопрос восприятия речи. Е.М. Лазуткина выделяет два уровня восприятия речи — как с точки зрения психофизиологической организации человека (восприятие чувственное, сенсомоторное, логическое мышление, вербальное мышление, концептуальное мышление), так и с точки зрения способности проникновения в замысел говорящего . В данном случае нас интересуют и познавательная, и эмоциональная реакции суда.

По замечанию И.В. Пешкова, риторика налагает запрет на нетворческое и безответственное поведение человека, поскольку задача риторики как раз и состоит в том, чтобы изобретать и осуществлять общественно-ответственные поступки, отличные от ритуального поведения. Без способности к созиданию нового нет красноречия, немыслимого без новых слов на вечные темы, соответствующих сегодняшним проблемам и сегодняшней злобе дня.

А.А. Волков риторический этос понимает как проявляющиеся в слове качества ритора, которые дают аудитории основание доверять ему . Очень хочется начать со слов адвоката, и не просто адвоката, а того, чье мнение для профессионального сообщества играет большую роль. И таким адвокатом, конечно, является Я.С. Киселев. Он говорил о судебной речи, что это цементированный единый волевой акт, она призвана убедить, склонить к восприятию точки зрения оратора как единственно верной, исключающей всякую иную. И то, как адвокат излагает доводы противника и какие избирает способы их опровержения, определяет не только профессиональный, но и нравственный уровень его речи. Соблюдение этого требования является важнейшим. И его нарушение ведет к возникновению коммуникативного барьера у слушающего.

Что подразумевает под собой категория этоса в судебной речи? Что такое этика судебного оратора? В чем сложность и многообразность этических требований? Какую роль она играет в восприятии речи? Изменились ли критерии оценки этики в выступлении судебного оратора? Как и почему оценивают судьи выступления адвокатов? Какие этические нарушения допускают ораторы в судебных прениях и почему?

Нравственные основы деятельности юриста фирмы (предприятия)

Этические дилеммы эффективнее решаются за счет компромисса, путем сглаживания противоречий и достижения разумного баланса интересов, с помощью убеждения, увещеваний, обращения к голосу совести, разума, здравого смысла, принятым ранее договоренностям и традициям, а также с помощью различных процедур.

Деятельность юриста реализуется преимущественно в межличностном общении, что требует от представителей данной профессии знания общечеловеческих принципов морали, обязательного нравственного поведения специалиста, во многом определяющего его профессионализм.

Нормы этих кодексов могут вступать в противоречие друг с другом. Острые моральные конфликты возникают, когда сталкиваются нормы кодекса корпоративной этики, требующего от сотрудников лояльности, терпимости, подчинения вышестоящему руководству, и кодекса профессиональной этики, требующего принятия решения в соответствии со своей совестью. Сам юрист часто оказывается в ситуациях, когда от него требуют преступить принципы независимости своей профессии и следования только закону и принять точку зрения фирмы, где он работает.

Представленный в данном учебном пособии анализ основных аспектов, категорий и проблем юридической этики свидетельствует о том, что этика юриста – это вид профессиональной этики, представляющий собой совокупность правил поведения работников юридической профессии, обеспечивающих нравственный характер их трудовой деятельности и внеслужебного поведения, а также научная дисциплина, изучающая специфику реализации требований морали в этой области.

Сегодня, как никогда ранее, повышается значимость изучения нравственных аспектов и проблем юридической профессии, так как объектом в ней выступает человек, которого Конституция провозглашает высшей ценностью, и на первый план выдвигаются гарантии его прав и свобод. Деятельность юриста касается важнейших благ, интересов людей, нередко связана с вторжением в их личную жизнь, а иногда и с ограничением прав, принятием решений, влияющих на судьбу человека.

В пособии приведено большое количество цитат из работ юристов о судебной речи для того, чтобы показать, что вопросы судебного красноречия волновали и волнуют юристов; что мои выводы из исследований о судебной речи совпадают с мнениями ученых-юристов и подтверждаются ими. Кроме того, точки зрения дореволюционных, советских и современных юристов обобщаются, сопоставляются, систематизируются, что позволит студентам познакомиться с литературой и на основе этого составить собственное мнение по многим вопросам.

Подзаголовок данной книги Риторика для юристов определяет ее направленность. Эта книга — о риторике в суде: об убедительной и эффективной речи, об искусстве говорить хорошо и логично, об искусстве украшения речи, об искусстве речевого воздействия. Об этом расскажет каждая тема книги. Не вдаваясь глубоко в правовые и процессуальные вопросы, мы будем говорить о форме судебной речи[1], о том, какие риторические фигуры и приемы делают речь логичной, воздействующей, этичной. То есть будем говорить о речевом мастерстве выступающего в суде юриста. «Если у вас неудачная форма изложения, то есть то, как вы говорите, то уже не имеет значения, что вы говорите, потому что все равно вас не будут слушать», — пишут американские юристы [179].

Но в работах, написанных в постсоветские годы, ставится вопрос о том, что убедительная речь должна строиться «…по всем правилам ораторского искусства»: «Одна из причин неубедительности речей государственных обвинителей в суде с участием присяжных заседателей (впрочем, как и в обычном суде) заключается в том, что они при разработке и произнесении своих речей не придают должного значения ораторскому искусству» [172. С. 141].

В пособии впервые сформулировано определение понятия судебного красноречия[2]. Судебная речь рассматривается с точки зрения ее особенностей как жанра публичной речи, с точки зрения ее убедительности, композиции, этических основ и устности; продемонстрировано, что выбор языковых средств связан с темой речи; даются рекомендации по использованию языковых средств, способствующих логичности и экспрессивности судебного выступления; а также предлагаются ораторские приемы, которые помогут приобрести отдельные навыки в подготовке и произнесении судебных речей. Приводятся многие правила риторики, позволяющие молодому, начинающему оратору овладеть основами судоговорения.

Книга написана лингвистом. Много раз я спрашивала себя, имею ли право давать юристам какие-либо советы по подготовке и произнесению судебных речей. И пришла к убеждению, что имею. 15-летний опыт участия в судебных процессах в качестве народного заседателя Красноярского краевого суда и многолетний опыт чтения студентам юридического факультета Красноярского госуниверситета собственного курса «Культура речи юриста» дают мне это право.

Особенность наложения санкций за нарушение норм адвокатской этики — возможность привлечения адвоката к ответственности за совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры, без прямого участия органов адвокатского сообщества. В соответствии с п. 6 ст. 17 Закона об адвокатуре статус адвоката может быть прекращен судом по заявлению территориального органа юстиции, располагающего сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, при условии, что территориальный орган юстиции направлял представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату, но совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления представления не принял решение о прекращении статуса адвоката в отношении данного адвоката.

Российский адвокат Д. П. Ватман в своей книге «Адвокатская этика» отметил: «Уважение к своему товарищу по профессии, к его личности, деловой и общественной репутации должно быть руководящим правилом для каждого адвоката, нравственной обязанностью которого является забота о достоинстве носимого звания и престижа адвокатуры.

Читайте также:  Будет Ли В Этом Году Амнистия Для Гр Таджикистан В России

Кодексы адвокатской этики существуют практически во всех адвокатских сообществах цивилизованных стран. Так, в частности, в США еще в 1908 г. были приняты Правила профессиональной этики, содержавшие 70 параграфов и дававшие достаточно полный перечень установлений по вопросам взаимоотношений с судом и коллегами, добросовестного отношения к обязанностям, честности и откровенности, умеренности в вопросах назначения гонорара.

Совет адвоката должен быть понятным и четким, ясно выражающим то, что адвокат откровенно думает по поводу плюсов и минусов рассматриваемой ситуации, а также возможных результатов судебного рассмотрения спора. При этом советы адвоката не должны выходить за рамки закона. Адвокат должен честно высказать клиенту беспристрастное мнение о вероятном исходе дела.

Адвокатская этика базируется на принципах независимости, соблюдения законности, доминантности интересов клиентов, недопустимости представительства клиентов с противоречивыми интересами (конфликт интересов), конфиденциальности, честности и добросовестности, уважения к адвокатской профессии, культуры поведения, ограниченного рекламирования деятельности адвокатов.

В 1908 году Союз американских адвокатов опубликовал «Правила профессиональной этики». Этот обширный документ, состоящий из 70 параграфов, предложил этические рекомен­дации адвокату, кажется, на все мыслимые случаи, могущие возникнуть в профессиональной практике. Речь в них идет о тактичном отношении к суду и коллегам, о добросовестном отношении к обязанностям, о честности и откровенности, об умеренности в притязаниях на вознаграждение и т.д.

В научной этике, как части философского учения, появился раздел этики профессиональной. После длительных дискуссий пришло понимание того, что профессиональная мораль не есть некая корпоративная мораль, ставящая одну социальную группу над другой, защищая сословные привилегии, отгораживающая нравственным барьером представителей одной профессии от остального мира. Напротив, профессиональная мораль допол­няет, развивает конкретизирует общенародную мораль. К пред­ставителям той или иной профессии она предъявляет повышен­ные и нередко специфические моральные требования.

К числу таких ситуаций, требующих применения нравствен­ных оценок, обычно относят: проблему выбора адвокатом дел; понятие подлежащего защите так называемого «законного» интереса; предмет тайны доверителя, не подлежащей разглаше­нию; пределы процессуальной самостоятельности адвоката при определении правовой позиции, оценке доказательств, выборе тактических средств защиты.

Значительно позже адвокат В.Д. Гольдинер отнес к числу наиболее принципиальных вопросов адвокатской этики такие, как значение позиции подсудимого для защитника, нравствен­ные проблемы защиты при противоречивых интересах подсуди­мых, проблемы выбора средств и способов защиты, выбор дел и возможность отказа от поручения *.

Адвокатская этика является частью судебной этики, привле­кающей постоянное внимание в силу многозначности и остроты коллизий, возникающих в практике адвоката-защитника и адво­ката-представителя. О том, что уголовная защита представляет особые поводы для предъявления требований, почерпнутых из области нравственной, отмечал еще А.Ф. Кони. Необходимо подчеркнуть, что адвокатская этика вовсе не ставит перед собой целей оправдания отступлений от правды и объективности. Она осуждает ложь, крючкотворство, заведомые передержки. И только она может дать адвокату оружие большой социально полезной силы, уберечь начинающего специалиста от глубоких разочарований, подсказать пути получения истинного мораль­ного удовлетворения от его деятельности.

Этические нормы, регулирующие поведение адвоката в суде, достаточно просты и очевидны. «При соблюдении должного уважения к суду адвокат обязан защищать интересы клиента добросовестно и с максимальной для него выгодой, однако не выходя за предусмотренные законодательством рамки», -так гласит Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, п. 2.7 (Общий кодекс ЕС).

Компетентность и добросовестность, проявляемые адвокатом при исполнении своего профессионального долга, являются необходимыми составляющими, формирующими высокое качество и профессионализм оказываемой им помощи. Для того чтобы добиться достаточного уровня профессионализма в исполнении своих обязанностей, адвокат должен:

Адвокат не должен выполнять функции суда, определяя законность и тем более моральность и этичность позиции клиента. Надо также помнить и о том, что в России действует Конституция, являющаяся законом прямого действия, предусматривающая, что каждому гражданину гарантировано право на квалифицированную юридическую помощь, и не отельному адвокату решать, кто и почему этого права может быть лишен. Эта теория неоднократно подвергалась критике, что являлось причиной многочисленных и весьма ожесточенных споров.

Адвокату следует избегать попыток использования всех без разбора ошибок адвоката второй стороны, его промахов, нарушений, тем более если таковые не влияют на существо дела и не нарушают права клиента. Замечания личного характера между адвокатами, критические выпады в адрес своего коллеги по поводу его непрофессионализма, малого профессионального опыта в противовес собственным профессиональным заслугам в ходе судебного процесса следует расценивать как недопустимые. Как и в большинстве других случаев, соблюдение этих правил имеет важное значение как для самого адвоката, так и для всей адвокатуры в целом. Нельзя рассчитывать, что организацию кто-либо будет уважать, если ее члены сами не уважают друг друга.

В странах европейского сообщества существует «Общий кодекс правил для адвокатов стран европейского сообщества». На конференции, которая состоялась в сентябре 1990 г. в Нью-Йорке, Международной ассоциацией юристов был принят правовой документ «Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов».

А пока Кодекс профессиональной этики действует в существующей «нерыночной» редакции, адвокату следует проявлять сдержанность при информировании о своей деятельности. А.Н.Чащин приводит следующий перечень допустимой для публичного распространения информации об адвокате:

Аналогичная позиция сформулирована Верховным Судом РФ. В частности, в определении Военной коллегии от 14 марта 2005 г. № 1-00109/00 по уголовному делу в отношении П. и др. указано на допустимость распространения информации в СМИ в случаях, когда другие способы защиты оказались неэффективными (Судебные решения и некоторые определения, вынесенные Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации в марте 2005 года // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 8).

Необходимо быть готовым к тому, что, когда при освещении дела в СМИ адвокат обращает внимание общественности на произвол со стороны правоохранительных органов, это, как правило, влечет нелепые обиды со стороны чиновников. Звучат упреки в том, что дело было предано огласке, и наставления о том, что добиваться правоты необходимо через жалобы в прокуратуру или суд, используя в полной мере принцип состязательности. При этом замалчивается тот факт, что у адвоката, в отличие, например, от следователя, значительно меньше возможностей и для сбора необходимых доказательств, и для отстаивания своей правоты в суде. Кроме того, следователь при вынесении оправдательного приговора практически ничего не теряет, тогда как подсудимый при вынесении незаконного обвинительного приговора может потерять все. В связи с этим использование СМИ как инструмента защиты прав гражданина в конкретном деле является не только морально оправданным, но и необходимым.

Учитывая влияние, которое оказывают на общественное мнение современные СМИ, адвокаты иногда предают дела огласке, чтобы добиться желаемого решения. Представляется, что обращение к СМИ для обнародования фактов нарушения прав и свобод граждан, придания общественного резонанса конкретному делу необходимо расценивать как один из способов защиты, не противоречащий действующему законодательству. Напротив, из ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует, что в обязанность адвоката входит использование всех не запрещенных законодательством Российской Федерации средств для защиты интересов доверителя.

Встречается, однако, и мнение о нежелательности предания адвокатом огласке обстоятельств дела, окончательное решение по которому еще не принято. Данная точка зрения представляется спорной. СМИ по собственной инициативе освещают многие конфликты. Пассивная позиция адвоката в таких случаях приводит к тому, что в СМИ зачастую появляется необъективная информация о доверителе, у которой нет никакого противовеса. При этом и суд, и прокуратура, и милиция считают допустимым комментировать находящиеся в их производстве дела, начиная со стадии их возбуждения, а то и ранее. Нередки случаи, когда такие публикации намеренно используются стороной обвинения для воздействия на суд. Я.С.Киселев еще в работе 1974 г. приводит пример, когда прокурор просил приобщить к материалам дела фельетон, обличавший подсудимого (Киселев Я.С. Этика адвоката (нравственные основы деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве) // Этика адвоката. М.: Юрлитинформ, 2007. С. 293). Представляется, что в свете приведенных аргументов распространение в СМИ информации по делу, где окончательное решение еще не вынесено, должно признаваться допустимым.

Читайте также:  Какой Формы Кюмкд Карта В Дет Сад Должна Быть И Формата В 2022

Литература 81

Литература ОсновнаяАнтонян Ю М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 1998.Замковой В., Ильчиков М. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996.ДополнительнаяБриллиантов А.В., Смирнов В.В. Яковлева Л.В. Комментарий к Федеральному закону

Литература ОсновнаяКриминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 2000.Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2000.ДополнительнаяЛаричев В.Д. Преступления в сфере кредитования. М., 1996.Ларичев В.Д. Преступления в банковской сфере. М., 1994.Ларичев В.Д.

Литература ОсновнаяЗаиграев Г.Г. Общество и алкоголь. М., 1992.Блох И. История проституции. М., 1994.Наркоугроза и противодействие. М., 2000.Антонян Ю.М., Бородин С.В., Самовичев Е.Г. О некоторых неосознаваемых мотивах систематического занятия бродяжничеством // Вопросы борьбы с

Литература [81] 1. Адамов Е.А. Выдающиеся ораторы древнего мира и средних веков. М, 1961.2. Адамов Е.А. Из истории ораторского искусства. М.5 1965.3. Адвокатура и современность: Сб. статей / Отв. ред. В.М. Савицкий. М., 1987.4. Ажам М. Искусство говорить публично. СПб., 1900.5. Александров Д.Н.

Литература ОсновнаяКриминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2002.Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. М., 2000.ДополнительнаяНаказание и исправление преступников / Под ред. Ю. М. Антоняна. М., 1992.Антонян Ю.М., Бойко И.Б.,

«Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон», — записано в ст. 123 Конституции РФ. Судебный процесс — это разбирательство судом общей юрисдикции, судом с участием присяжных заседателей, арбитражным судом определенного, конкретного дела, исследование всех материалов, связанных с ним, и проходит он в обстановке напряженных поисков юридической истины, борьбы мнений процессуальных противников. Его назначение — защита прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от правонарушения или преступления; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 2 ГК РФ, ст. 6 УК РФ). Его конечная цель — принять законное и обоснованное решение.

Необходимой частью судебного разбирательства являются судебные прения, или прения сторон, которые в соответствии со ст. 292 УПК РФ, со ст. 190 ГПК РФ проводятся после окончания судебного следствия. Зачем они проводятся? Ведь, казалось бы, судебное следствие выявило все обстоятельства дела, и только остается суду принять справедливое, законное решение. Тогда зачем же спорят прокурор и адвокат? Разве только для того, чтобы опровергнуть точку зрения процессуального противника и утвердить свою? Нет. Судебное следствие выявило вопросы, которым нужно дать правовую оценку. Вот для того, чтобы суд принял правильное решение, необходимо знать позицию по данному делу обвинения и защиты в уголовном процессе, позицию представителей истца и ответчика в гражданском процессе; знать выводы, к которым стороны пришли в результате судебного следствия.

И.М. Кисенишский — член Международного союза (содружества) адвокатов, более 30 лет является членом Московской коллегии адвокатов. Осуществлял защиту в процессах по делам о катастрофе парохода «Адмирал Нахимов», о валютных операциях, авиационной катастрофе, по делу «Внешпосылторга» и многих других. Спецификой речей И.М. Кисенишского является то, что большое место в них отводится правовым и процессуальным вопросам. Обращается внимание на особенности дела и степень виновности подсудимого в совершенном преступлении; дается глубокий и убедительный анализ всех доказательств, в результате которого делаются обоснованные выводы. Во всех речах И.М. Кисенишский отмечает случаи нарушения норм процессуального закона и ошибки в ведении следствия. Информация в его речах преподносится логично, во многих речах намечен план выступления.

Судебные прения состоят в основном из монологических речей государственного обвинителя и защитника в уголовном процессе или представителей истца и ответчика в гражданских, арбитражных процессах. И представляют они собою публичный спор об обстоятельствах одного и того же дела с точки зрения обвинения и защиты. Спор — это словесное состязание при обсуждении чего-либо, в котором каждая из сторон отстаивает свое мнение, свою правоту (Словарь русского языка). В логике спор определяется как «столкновение мнений, позиций, в ходе которого каждая из сторон аргументировано отстаивает свое понимание обсуждаемых проблем и стремится опровергнуть доводы другой стороны. Спор представляет собой важное средство прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия» [90. С. 261]. Целью спора может быть установление истины или одержание победы. Споры с целью установления истины чаще всего ведутся между учеными. Спор между процессуальными противниками в судебных прениях ведется по поводу оценки одних и тех же обстоятельств дела, об утверждении собственных оценок и об опровержении оценок противной стороны. Это основной признак полемики, которая (от греч. polemikos — воинственный, враждебный) понимается как борьба принципиально противоположных мнений, ведущаяся с целью опровергнуть точку зрения противной стороны и доказать правильность своей позиции.

В 2002 г. НИИ укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации выпустил книгу «Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей» под редакцией СИ. Герасимова [172], в которую включены обвинительные речи лучших прокуроров Ивановской, Московской, Рязанской, Саратовской, Ульяновской областей, Краснодарского и Ставропольского краев.

Нормы сохраняются и меняются в зависимости от многих условий: распространения грамотности, изменения состава населения, социальных условий, влияний диалектов, художественной литературы, от кодификации самой литературной нормы. Кодификация литературной нормы – это ее официальное признание и описание в грамматиках, словарях, справочниках, имеющих авторитет во мнении общества. Так, например, кодифицированная норма предписывает признать правильным ударение на втором слоге в словах «звони́м», «звони́т», «звони́те», «звоня́т, «позвони́ть», хотя разговорная речь упорно навязывает представителям литературного языка ударение на первом слоге – «зво́ним», «зво́нит», «зво́ните» и т. д. «Неправильное ударение, – говорит П.С. Пороховщиков, – так же оскорбительно для слуха, как неупотребительное или искаженное слово».

Во-первых, речь должна быть правильной. Правильность речи – это соответствие ее языковой структуры действующим языковым нормам. Языковая норма – соблюдение в публичной речи правил грамматики и синтаксиса, требований словоупотребления и фонетики. Как правило, не допускает речевой разностильное™, в частности смешения форм и выражений литературного языка и диалектов, неумеренного использования терминов и т. д.

[Закрыть] . Это требование в равной степени относится и к оратору-юристу. Он обычно более компетентен, чем партнер, в том вопросе, о котором рассказывает. И велик соблазн этим воспользоваться. Он может быть всецело поглощен сознанием своего превосходства и не заметить, как поза, рисовка отдаляют его от слушателей.

Не только манера поведения, но и внешний вид выступающего сказывается на установлении контакта со слушателями. М.М. Сперанский писал: «Древние очень твердо знали сию истину: и внешность, по большей части презираемая ныне, была тогда существенной частью риторики»[116] 116
Сперанский, М.М. Правила высшего красноречия / М.М. Сперанский. СПб., 1884. С. 38.

Многие ошибки связаны с неправильным словоупотреблением, которое является прямым следствием незнания выступающим лексики, свидетельствует об отсутствии у говорящего четкого представления о значении используемых им слов. «Неправильное употребление слов ведет за собой ошибки в области мысли и потом в практической жизни», – подчеркивал Д.И. Писарев.

Соотношение права и морали в регулировании общественных отношений.
Понятие, сущность и задачи судебной этики.
Адвокатская этика как часть судебной этики.
Нравственный кодекс адвокатской профессии.
Нравственные принципы защиты в уголовном судопроизводстве.
Нравственные принципы судебного представительства, осуществляемого адвокатом.
Нравственные проблемы взаимоотношений адвоката с судом, участниками судопроизводства, коллегами.
Нравственные коллизии, возникающие в адвокатской деятельности, их преодоление.
Мораль в ряду регуляторов общественных отношений занимает важное, если не решающее место. Если право, подкрепленное государственным принуждением, выступает часто как некая навязанная человеку система норм, далеко не всегда им одобряемая и исполняемая, то мораль (нормы нравственности), формируемая естественным путем, органичнее входит в духовный мир человека и имеет, следовательно, определенные преимущества перед правом.
Видимо, поэтому для менталитета россиянина всегда было характерно настороженное отношение к праву, закону и явная ориентация на совесть как мерило и критерий поведения.

Читайте также:  Инвалид 3 Группы Код

К сожалению, некоторые из адвокатов, в том числе известных, поддались искушению популизма и восхищения в революционных кругах, оставив на задворках этические критерии профессиональной деятельности; в эмоциональном порыве обличения власти на второй план отодвинули святая-святых судебного разбирательства — объективность процесса и установление истины по делу; нередко защита преступника обращалась в оправдание преступления, причем, искусно извращая нравственную перспективу дела, заставляла потерпевшего и виновного меняться ролями (например, дело В.Засулич).

Вся история русской адвокатуры, от далекого дореформенного периода и до наших дней, раскрывает перед нами все сложности пути России в ее социальных и философско-правовых исканиях. Так как право защиты -прирожденное и вследствие того неоспоримое право, то и адвокатура -необходимое учреждение, выходящее из естественного права.

В последние годы в современном российском обществе отношение к адвокатам приобрело новые оттенки. Если раньше, не без влияния коммунистического государства, доминировало отношение к адвокатам как к людям, защищающим преступников и изменников Родины, то сегодня такому «пониманию» роли адвокатуры на смену приходит не менее опасное: адвокаты — дельцы, которые за сумасшедшие гонорары ловко устраивают дела богатых людей, обслуживают только крупный бизнес и криминальные структуры или защищают проворовавшихся чиновников от справедливого возмездия правосудия.

1 См.: Андреевский С.А. Избранные труды и речи. Тула, 2000; Арсеньев К.К. За четверть века (1871-1894). Сборник статей. Пг., 1915; Карабчевский Н.П. Около правосудия. 2-е изд. СПб., 1908; Плевако Ф.Н. Речи. М., 1909. Т. 1-2; Спасович В.Д. За много лет (1859-1871). СПб., 1872; Спасович В.Д. Застольные речи (1871-1901). Лейпциг, 1903; Урусов А.И. Речи. М., 1901.

Из анализа судебных и публицистических речей многих адвокатов следует, что у них было понимание того, что правовое государство не только обеспечивает равенство перед законом, но и гарантирует определенное социальное равенство, которое становится реальностью только как результат соответствующей политики государства. Государство обязано не вмешиваться в личную жизнь граждан, а помогать им своими положительными действиями. Назначение государства адвокаты видели в примирении интересов граждан, поддержании, правового порядка в обществе, направленности на служение народному благу; развитие государственности — в переходе к демократическим принципам государственного управления, углублении понятия народоправия, самоуправления.

Адвокат обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Он так же не может использовать такую информацию в личных целях, для выгоды третьей стороны или в ущерб клиенту. Правила конфиденциальности так же сохраняются адвокатом и после завершения дела.

Честность как нравственное требование включает в себя правдивость, принципиальность, искренность перед другими и собой в отношении мотивов своего поведения. Честность в деятельности адвоката заключается в том, что при защите прав клиента не будет нарушен закон и будут использованы все известные адвокату законные способы защиты.

Этика поведения адвоката с клиентом является наиболее сложным и объёмным по содержанию вопросом. Основу взаимоотношений адвоката с клиентом составляет доверие. В доверии отражается правовая и нравственная природа отношений адвоката с обращающимися к нему лицами. Обеспечивая стандарты доверия в отношениях с клиентом, он обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента.

Адвокат в суде должен беспрекословно подчиняться распоряжением председательствующего, соблюдать установленный порядок судебного заседания. Он обязан уважительно относиться к своим оппонентам. Осуществляя защиту и представительство в суде, адвокат обязан быть в опрятной одежде и не допускать небрежного отношения к своему внешнему виду.

В общем виде правило взаимоотношения адвоката с судом должно быть следующее: всеми действиями, высказываниями, публичными выступлениями адвокат должен способствовать формированию в обществе уважительного отношения к судебно-правовой системе в целом и к отдельным её представителям в частности.

Естественно, все перечисленные ограничения должны неукоснительно соблюдаться при размещении в СМИ информации об адвокате или адвокатском образовании. Вместе с тем целесообразность подобных жестких ограничений весьма сомнительна. Как отмечает В.Я. Залманов, «по большому счету, весь позитивный материал об адвокате можно посчитать вводящим в заблуждение его потенциальных доверителей. Абсурд? Но такова формальная логика ст. 17 Кодекса профессиональной этики» (Залманов В.Я. Информация об адвокате и реклама // Адвокат. 2004. № 12). Получается, что по собственной инициативе корпорация ставит себя в откровенно неравные условия с другими участниками рынка юридических услуг.

Аналогичная позиция сформулирована Верховным Судом РФ. В частности, в определении Военной коллегии от 14 марта 2005 г. № 1-00109/00 по уголовному делу в отношении П. и др. указано на допустимость распространения информации в СМИ в случаях, когда другие способы защиты оказались неэффективными (Судебные решения и некоторые определения, вынесенные Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации в марте 2005 года // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 8).

— ясно и четко сформулированных целях, которые намерен достичь адвокат таким способом;
— наличии таких СМИ, которых бы заинтересовала ваша проблема;
— умелом раскрытии проблемы перед читателем (зрителем, радиослушателем);
— расстановке общественно значимых акцентов и выводов, вытекающих из раскрытой проблемы» (Сергеев В. Адвокат и СМИ // Бизнес-адвокат. 2005. № 16).

Бывает, что доверитель самостоятельно инициирует освещение в СМИ конфликта с его участием. Думается, в этих случаях с его стороны имеют место конклюдентные действия, дающие адвокату право также публично высказывать свое мнение по делу, разумеется, при условии, что таковые высказывания не навредят доверителю.

В этой связи представляется необходимым поставить вопрос о пересмотре столь строгих этических правил, которые, по сути, загоняют современную адвокатуру в «капкан». По мнению М.Ю. Барщевского, позиция о запрете любой рекламы адвокатских услуг «не является бесспорной в период рыночной экономики». И далее: «Борьба за клиента, в принципе, нормальное явление, способствующее, в частности, и повышению уровня работы адвокатов. Опасность заключается в другом — когда рекламой, хитрыми маркетинговыми шагами подменяется качественная работа. Следовательно, должен быть найден разумный компромисс, позволяющий, с одной стороны, адвокату распространять информацию о себе, в достойной профессии форме предлагать свою помощь клиентам, но, с другой стороны, не допускающий «лобовой» «торгашеской» рекламы адвокатских услуг» (Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М.: Профобразование, 2000. С. 167).

Целью контрольной работы являлось изучение этических правил по ведения адвоката с клиентом, коллегами, органами, наделёнными контр о лирующими функциями, органами предварительного следствия и судом, а так же этических основ распространения информации об оказываемых усл у гах. В ходе исследования была рассмотрена этическая сторона деятельности адвокатов и адвокатских объединений по защите прав и интересов своих клиентов.

Этика поведения адвоката с клиентом является наиболее сложным и объёмным по содержанию вопросом. Основу взаимоотношений адвоката с клиентом составляет доверие. В доверии отражается правовая и нравственная природа отношений адвоката с обращающимися к нему лицами. Обеспечивая стандарты доверия в отношениях с клиентом, он обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента.

Представляя интересы своего доверителя в суде, адвокат должен быть строг в утверждениях относительно фактов, не отрицать и не искажать достоверно известные и доказанные обстоятельства. Адвокат как представитель лишь одного из участников гражданско-правового спора предписывает группировать факты с точки зрения защищаемой им правовой позиции и интерпретировать их в смысле, наиболее благоприятном для доверителя.

Цель контрольной работы — изучить этические правила поведения адвоката с клиентом, коллегами, органами, наделёнными контролирующими функциями, органами предварительного следствия и судом, а так же этич е ские основы ра с пространения информации об оказываемых услугах.

Подобное умолчание о юридически значимых обстоятельствах дела не может быть оправдано. Иное поведение можно Расценивать как предательство интересов клиента, злоупотребление его доверием, которое он выразил этому адвокату, избрав его в качестве своего защитника и представителя в суде.

Adblock
detector